Самый опасный человек

Самый опасный человек

Кураторы

Оригинальное название A Most Wanted Man
Год 2013
Страна Германия, Великобритания, США
Киностудия Film4, FilmNation Entertainment, Senator Film Produktion
Жанр Триллер
Слоган Каждая война начинается со страха. Каждое предательство начинается с доверия
Режиссер Антон Корбейн
Сценарий Джон ле Карре
Продюсер Calderwood, Andrea, Cornwell, Simon, Cornwell, Stephen, еще 9
Оператор Бенуа Деломм
Композитор Grönemeyer, Herbert
Премьера 22 июля 2014 г.
Премьера в России 11 сентября 2014 г.
Время 122 мин. / 2:02

6.360 (27 голосов)

Рейтинг IMDB: 0.0 (0 голосов)

Главные актеры

Содержание

Каждая война начинается со страха. Каждое предательство начинается с доверия. Глава секретного подразделения разведки получает задание найти опасного международного беглеца Иссу Карпова, которого из симпатии укрывает молодая девушка-адвокат. Когда в погоню вступают разведки других стран, начинается большая шпионская игра, в которой любой может оказаться наживкой или акулой. А национальная безопасность нередко зависит от простых человеческих чувств.

Трейлер

Новинки кино

Отзывы

  • …полное собрание шпионских штампов…

    …Федеративная республика Германия. Наши дни. В Гамбург прибывает молодой человек по имени Исса Карпов, внебрачный сын коррумпированного советского генерала, а ныне — чеченский боевик-обращенец. Сурово засекреченное подразделение шестого отдела немчурского аналога ФСБ, скрывающегося под нелицеприятной для русского слуха аббревиатурой БФФ, возглавляемое Гюнтером Бахманном (…колоритно-забавный, но, к сожалению, преставившийся на момент написания этих строк Филип Сеймур Хоффман…), принимается за организацию рутинного комплекса мероприятий по наружному наблюдению и возможному, необходимому противодействию. Принимая во внимание отчётливо «русский» след, к делу подключаются военная контрразведка Бундесвера в паре с, конечно же, ЦРУ…

    …вполне очевидно, что после такого агрегатное состояние нарратива картины в твёрдом виде держаться уже никак не может; наиболее занятной сценой становятся не допросы-отработки, а как раз-таки аппаратное совещание глав служб с приглашёнными заокеанскими партнёрами. Аккурат на первых репликах в голове всплывает старая геополитическая шутка о том, почему в США невозможен государственный переворот — там нет американского посольства. За неполные пятнадцать минут глубоко-вассальное положение центра безопасности Европы проявляется во всей своей красе: третьеразрядный штатовский агент c убойной причёской вожатого отряда гитлерюгенда (…очаровательно-стильная Робин Райт…) делает лёгкий намек и германские безопасники автоматически, на уровне рефлексов спинного мозга, вытягиваются по стойке «смирно». В оправдание столь позорных действий бравых обычно патриотов Фатерлянда можно, правда, отметить, что подобное поведение имеет некоторый резон — любая игра на одном поле с американскими представителями, даже по навязанным США правилам, заранее обречена на проигрыш — невозможно выиграть, если в любой момент из штатовского рукава может высыпаться цельная колода козырных тузов. Нет, в самом деле, мир был куда лучше, когда глава Штази утверждался в Кремле, а исполнять музыку позволяли некрасивым людям. Собственно, всё было ещё более-менее терпимо даже в те времена, когда глава СБУ назначался Москвой…

    …Исса это, конечно же, Иисус, тут всё предельно в лоб, без вычурных аллюзий. Карпов — дабы не возникло сомнений, откуда, с какой стороны земного шара исходит главная угроза свободным народам Евроземья и Заокеанья. Вообще, составное поименование «Исса Карпов» воплощает собой кристаллизированный абсолют трёх основных массмедийных страшилок цивилизации золотого миллиарда. Одновременно русский (…плевать, что на самом — чеченец; инструктора Ранигасто по инязам после прибытия в Лондон, узнав, что он русский, на полном серьёзе джентльмены допытывали: отчего не узкоглаз, Россия-то ведь на востоке от Королевства расположена!..), исламит (…многие представители просвещённой мировой общественности всерьёз нынче сомневаются: как первобытные ирако-афганцы и прочие персы сподобились изобрести математику и арабскую цифирь — варвары же!..) и террорист (…без комментариев, ибо из знаменательного существительного оное давно превратилось в нарицательный метоним…). На выходе — персонализированная квинтэссенция мирового зла и дистиллят угрозы благостному мировому порядку…

    …богатырский русский народ, особливо его высшие военные чины, по сведениям агентуры Бундесвера и ныне повсеместно живёт припеваючи: торгует рабами, насилует несчастных чеченских женщин, перепродаёт налево складские запасы стратегических и тактических вооружений, да и вообще — развлекается, как это испокон веков в дремучей Russia и Siberia принято. Еврозритель в сочувствующем приступе панического ужаса, мировая общественность смотрит с брезгливым осуждением, спецслужбы по обе стороны Атлантики усиленно отслюнявливают наличными гранты на развитие демократии за пределами цивилизованного мира, околоправительственные структуры строчат новые методички для нужд русской пятой колонны…

    …на вполне обоснованный по прочтению вопрос «ну и зачем же такое здесь у нас смотреть?», есть вполне адекватный и односложный ответ: актёры. Упоминавшиеся уже Хоффман и Райт, плюс — Уиллем Дефо в роли нервозно-педофильствующего банкира по фамилии Брю. Эта-то группа товарищей способна вытянуть и картину раза в два-три слабее. Что и говорить о творении какого-то там клипмейкера. Ну, и превосходная реконструкция работы шпионских контор, конечно же. Сюжетов, в которых подобное отработано со знанием первоисточника, всегда было наперечёт. Ещё один лишним не будет уж точно…

    P.S. …на сладкое — блистательная цитата от героини Нины Хосс: «…после почти суток допроса у русских любой из нас сознается в чём угодно». Милота же, м? Только попадитесь к нам в лапы, ага: медведями ручными затравим, vodkoy вусмерть упоим и балалайкой на прощанье тяжкие телесные нанесём. В лучшем, так сказать, виде…

    P.Р.S. …в качестве послесловия — небольшое замечание. Сцена, в которой немецкие чекисты работают защищающую молодого Карпова адвокатессу (…на минутку, весьма, для разнообразия, симпатичную молодую немку, которую слава богу играет канадка Рэйчел Макадамс…), выписана не то, чтобы идеально, но весьма близко к реальному положению вещей…

  • Шикарный актерский состав. И при этом — такое жуткое разочарование, когда фильм не «выстреливает».
    Кто плохой, а кто положительный герой фильма?!
    Кто кого подставит?! Кому можно доверять?!
    Похищение людей, без какой-либо законной поддержки. Пытки и убийства, которые замаскированы под защиту государства.
    Заумные и нудные долгие разговоры.
    Затянуто. Жутко скучно. Пол фильма можно смотреть с закрытыми глазами. Картинка, все равно, не впечатляет.
    Только финал и бодрит. Я не ожидала такого поворота. Хотя он и открыт. Каждый додумывает самостоятельно.
    Лучше не смотреть. Я всегда могу рассказать концовку :)

  • Германия, Гамбург, наше время. В этот неприветливый мрачный город прибывает некто Исса Карпов — молодой человек с темным прошлым, мутным настоящим и загадочным будущим, по сути человек без Родины, международный человек-загадка, самый опасный человек, за которым тут же начинается охота со стороны местной спецслужбы и ее антитеррористического комитета во главе с «печальным Пьеро» Бахманном. Победа в схватке двух умов будет едва ли по-настоящему торжественной, скорее пирровой. Не будет ни победителей, ни побежденных — всех уравняет Великий Уравнитель на небесах, и прольется много крови, и правда будет завуалирована за бесстыдную пропагандистскую ложь.

    Антон Корбейн и жанровое беспримесное и бескомпромиссное кино есть вещами, пожалуй, несовместимыми и даже неконвенциональными, и дело тут бесспорно кроется в славном клипмейкерском прошлом достопочтенного режиссера, который не привык мыслить прямолинейными конструкциями привычного сюжета, отягощенного полифонической многослойностью и шахматной многоходовостью. Все три полнометражные работы Корбейна, начиная от дебютного «Контроля» 2007 года и завершая «Самым опасным человеком» 2014 года, впервые широко премированном на кинофестивале Сандэнс и ставшем очередной экранизацией одноименной шпионской беллетристики британца и бывшего агента спецслужб Джона Ле Карре, несут в себе лишь отпечатки жанров, по сути же представляя из себя концентрированное и чистое кино, в котором главенствуют не перипетии сюжета и фабульные эквилибры, а исключительная образность, унавоженная подспудной философией экзистенциального плана.

    Но еще более характерной чертой кинотворчества Корбейна является то, что и главный герой «Контроля», и центральный протагонист «Американца», и галерейные типажи «Самого опасного человека» Бахманн и Карпов являются индивидуалистами, которые с той или иной степенью собственной удачливости противостоят окружающему их миру враждебному и недружелюбному, миру, который стремится их уничтожить и слить с безликой массой, подавить их желания свободы и осознания собственной ценности. На смену индивидуалисту-музыканту, которому на некоторое время нашлось место в музыкальном мейнстриме, и индивидуалисту-киллеру, рефлексирующему в кроваво-красных тонах секса и насилия о собственной роковой судьбинушке, пришли индивидуалист-шпион и глава секретного антитеррористического подразделения Германии Бахманн и индивидуалист-беглец чеченского происхождения Карпов. И главным в идейном наполнении фильма Корбейна становится не столько конфликт политического и геополитического плана, сколь плана личностного, когда и не суть важно кто ты — разведчик или же террорист, самый опасный и самый разыскиваемый преступник современной Европы, раздираемой что изнутри, что снаружи противоречиями. Конфликт не Системы и тех, кто ей противостоит самыми жестокими террористическими методами, а обычных людей.

    Здесь каждый кадр — это квинтэссенция авторского стиля, возведенного в степень абсолютизма, но не до фетишистского упоения и самолюбования. Здесь каждая фраза героев, каждый поворот сюжета — не всегда неожиданного, но всегда эффектного с точки зрения подачи — носит характер репризы, самоценного высказывания на тему, которое можно воспринимать отдельно от всеобщего контекста. Здесь каждая политическая аллюзия на события ль 9/11, на чеченский конфликт, на отношения между Европой и США, Европой и современной Россией США и Россией не является сугубо протокольной, просто обязательной для картины шпионского жанра, искусно проецируя актуальную реальность на воссозданную реальность кинематографическую, но при этом в финале обретая черты не чистого реализма, дотоле в картине нарочито главенствующего, а фактической притчи, в которой все и все условно, метафорично.

    Жанровые каноны классической джеймсбондовщины или борновщины в картине не срабатывают, и даже на фоне громогласного «Шпиона, выйди вон!» Томаса Альфредсона, с которым «Самый опасный человек» изначально рождает много параллелей, фильм Корбейна смотрится более цельно и аутентично, проводя чуть ли не тотальную деконструкцию шпионской проблематики, выводя настолько, насколько это вообще возможно в достаточно тесных рамках жанра новую формулу драматургического конфликта, и представляя шпионов не всесильными сверхлюдьми, а очень приземленными обитателями планеты Зеро, для которых характерны и духовная пустота, и душевный раздрай, как, к примеру, у Бахмана — ныне покойный Филип Сеймур Хоффман выдает в этой роли и свой бенефис, и фактическое завещание, отыгрывая героя из Системы, но чужеродного ей, слишком сложного и неудобного, слишком человечного и слишком склонного к переоценке ценностей и поступков. И дело тут даже не в литературном первоисточнике, хотя и он добротен, но для Ле Карре при этом довольно таки типичен; не в сценарии, все узлы сюжета в котором, в отличии от прочих картин Корбейна, туги и неоднозначны вплоть до финала, который все акценты расставляет ровно так, как необходимо в условиях нынешней геополитической ситуации, а в самом режиссерском подходе к предложенному материалу, и деконструирующем (в отличии от того же «Шпиона, выйди вон!», выполненного довольно традиционно) жанр, переведя его на рельсы философии.

    Корбейн, и это особенно ощущается в «Самом опасном человеке», тем не менее перестает быть только формалистом от мира кино, демиургом статичной нарративной формы(этим напоминая постмодернистское порождение чресел Джармуша и Бергмана) без наличия внятной и продуманной драматургии. Наконец-то вместо голой расчехленной повсеместно идеи Корбайн в «Самом опасном человеке» разродился не меланхолией и сплином, а глубинной, раскрытой со всех сторон трагедией, в которой откровенно тоталитарная система власти, лишь притворяющаяся демократической, с неистовым каннибальским наслаждением пожирает своих детей, которые с той же легкостью из соратников превращаются во врагов нации, ибо становятся слишком неудобными, слишком опасными. Бахманн — это идейный стержень всей картины, который с одной стороны сильно смахивает на Джорджа Смайли своим интеллектом, своей прозорливостью, своими умениями стать тенью, своими изящными играми чужими судьбами, но с другой и более правильной стороны — Бахманн поступательно проходит через внутреннюю трансформацию. Впрочем, и она оказывается запоздавшей. Его съела та всеразрушающая система, которой он столь верно служил, съела без остатка, и он стал очередной из многих жертвой больших политических игр, в которой не может быть человека, а есть лишь пешки, маскарадные куклы, которыми хороводит верховный Кукловод. Плевать, что раньше ты был Им. Роли поменялись, маски изменились. Охота продолжается, но уже ни Иссы, ни Бахманна в ней не будет. Они выброшены в утиль. Забыты. Стерты. Обезличены и обесчеловечены.

Все отзывы