Цветок и змея 4: Рабыня веревки в белом халате (1986)

Hana to hebi: hakui nawa dorei
Цветок и змея 4: Рабыня веревки в белом халате

Рейтинг IMDB: 6.0 (44 голоса)

Жанр Эротика
Хронометраж 1 ч. 13 мин.
Режиссер Nishimura, Shôgorô
Премьера 6 декабря 1986 г.
Страна Япония

Рейтинг IMDB: 6.0 (44 голоса)

Содержание

Дантист Оба привлекателен и успешен, однако так и не обзавелся семьей. Оба использует свою медсестру Наоэ в качестве своей секс-рабыни. Он также удовлетворяет свою похоть на пациентках во время анестезии. Когда он встречает Мики, он решает сделать и ее секс-рабыней. Мики и ее хозяйка Ито лесбиянки. После похищения Мики Оба накладывает свои загребущие руки и на Ито.

Отзывы

  • Чрезвычайно привлекательный и успешный молодой дантист Оба не относится к той категории мужчин, которым на роду написано быть семьянинами и отцами многочисленного выводка. Наслаждаясь праздным бытием холостяка, Оба согревает свою постель и телеса с помощью медсестры в его клинике по имени Наоэ, вовсю ей пользуясь как активной секс-рабыней, попутно беспробудно распутно отрываясь на полную катушку на пациентках. Однажды он встречает на своем пути опытную девицу Мики, занимающейся древнейшей из всех самых древних профессий и в своем жадном стремлении овладеть ей Оба попадает в странный клубок пороков, секса и насилия.

    После двух откровенно провальных с точки зрения художественных достоинств продолжений «Цветка и змеи», фильмов «Ад» и «Наказание» 1985 и 1986 годов, франшиза фактически зашла в творческий тупик и скатилась к своеобычной софткорной эротике, не выделяясь практически ничем на фоне остальных фильмов pinku eiga, выходящих на экраны Японии с завидной регулярностью. Во многом причины провала второй и третьей серий заключались в не самом лучшем выборе режиссера-постановщика Сегоро Нисимуры, который попросту не сумел выжать что-то интересное и неординарное из данного ему литературного материала, на выходе превратив некогда культовый фильм «Цветок и змея» в красивую, но бессмысленную и бессодержательную нарезку арт-порно с налетом БДСМ.

    Реабилитироваться после столь громких неудач удается далеко не каждому, однако в том же 1986 году Нисимура выпускает четвертую часть «Цветка и змеи», получившую подзаголовок «Рабыня веревки в белом халате» и на сей раз данная лента ничего общего с предыдущими фильмами, кроме эротики, не имеет; с Сидзуко Тоямой, главной героиней первых трех фильмов цикла, пришлось попрощаться ввиду того, что ее персона себя исчерпала, образ был раскрыт более чем полно, и фантазия сценаристов иссякла уже на этапе создания вымученного и унылого «Наказания».

    Взяв за основу одноименный роман Онироку Дана, представляющий из себя специфическую смесь садистского порно и сатирического гротеска с нотками сюрреализма, Сегоро Нисимура создал едва ли не идеальный вариант качественной экранизации подобного чтива, сумев передать за относительно небольшой хронометраж времени и идейный посыл литературного первоисточника, заключающийся в разоблачении темных сторон человеческого подсознания и жажде безумной власти над конкретным индивидуумом, и передать его необычную, не укладывающуюся в рамки повседневности атмосферу. В рамках восприятия ленты привычный визит к стоматологу совершенно неожиданно оборачивается фрейдистско-гинекологическими экзерсисами, а зловещие болезненные процедуры, проводимые бормашиной, превращаются в продолжительный и крайне извращенный акт иррумации.

    Сегоро Нисимура фактически предвосхищает дилогию «Дантист» Брайана Юзны и витиевато цитирует в четвертой части «Цветка и змеи» другую дилогию «Видение» Тэцудзи Такэти, являющуюся, в свою очередь, основой основ для жанра pinku, при этом на ее фоне «Рабыня веревки в белом халате» не смотрится вторично и неудачно. Сюжет движется извилистыми тропами садомазохистской притчи о страстях и страстишках человеческих, главные герои совокупляются страстно и неистово в самых извращенных формах, а актеры, их играющие, отдаются камере, оператору и режиссеру словно это их последнее появление на экране, отдаются с бесстыдством и легкостью, выжимая все возможное из кровавого сгустка характеров, лепя буквально из воздуха интересные и харизматичные характеры. Любовный акт становится актом сопереживания, актом сострадания, актом соучастия в групповухе, уготованной для зрителей и эта групповуха не столько физическая(хотя, конечно же, и не без нее), сколь духовная, моральная, метафизическая, групповуха душ и тел. А над всем этим перформансом, сыгранном на влажных простынях и с участием разнообразных нетривиальных игрушек, витает дух иронии над героями, которые, поддавшись роковому влечению, утратили разум, а вместе с ним и контроль тела.

Другие фильмы из цикла

Подборки