Сказ про то, как царь Пётр арапа женил (1978)

Сказ про то, как царь Пётр арапа женил

Рейтинг IMDB: 7.3 (308 голосов)

Жанр Мелодрама, Мюзикл, Романтика
Хронометраж 1 ч. 40 мин.
Режиссер Александр Митта
Премьера 2 июня 1978 г. (В России — 6 декабря 1976 г.)
Киностудия Мосфильм
Страна СССР
Оператор Shuvalov, Valeri
Композитор Альфред Шнитке
Альтернативные названия Skaz pro to, kak tsar Pyotr arapa zhenil

Рейтинг IMDB: 7.3 (308 голосов)

Содержание

Однажды царю Петру был подарен маленький чернокожий принц — добрый и смышленый мальчуган. Быстро усвоив от Петра все науки, он был отправлен во Францию для получения более глубоких знаний и изысканных манер. Вернувшись из Парижа, на одном из балов арап влюбился в дочь богатого дворянина Наташу.

Это явилось событием, которое изменило отношение к нему всего окружения Петра и самого царя. Но немилость только повод для поиска истины. Поэтому наградой за благородство и мужество стала арапу Наташина любовь, новое внимание света и Петра.

Смотреть онлайн

Отзывы

  • Занудное мыло

    Пётр Великий здесь действительно велик. Будь это серьёзное историческое кино, и Алексей Петренко составил бы серьёзную конкуренцию знаменитому Симонову Николаю, но здесь его персонаж поставлен в изначально идиотское положение: ему бы с его данными сына собственного в пенитенциарное учреждение отправлять, а не интимные проблемы арапа решать. Арап — это вообще не арап. Это Высоцкий в гриме. И воспринимается он по большей части как Высоцкий, ну в крайнем случае, как наш современник, увлечённый поэзией Пушкина, а не как лицо ненашего века. Пожалуй, наиболее интересный образ — это образ крепостного, сыгранного, кажется. Золотухиным, который умудряется вытворять такое, чего ни один нормальный владелец не потерпел бы, но шут и стихийно бунтующие народные массы в одном флаконе вообще плохо сочетаются.

    Похоже, что Митту испортили:

    1. Его пиетет перед творчеством Пушкина,
    2. Победивший феминизм и зашкаливающий романтизм.

    Первое не позволило ему сесть и как следует подумать: стоило ли продолжать творить за творца? Ведь если сам Пушкин своего «Арапа» благополучно бросил, доведя до пары-тройки эпизодов, в которых Ибрагиму Ганнибалу доводилась, главным образом, роль статиста, значит, так и было нужно. Ну не сложилась в начале 19-го века традиция исторических романов, а лав-роман для освещения эпохи явно не подходил.

    Второе изначально толкнуло его на неверный путь. Сама тенденция прислушиваться при замужестве непосредственно к мнению девушки существует не так давно: где-то с 20-го века и времён победившего феминизма. А до этого, в том числе в 18-м галантном веке, женщина была не более чем живой товар, предпочтительно не б/у (это, пожалуй, самое главное условие), красиво упакованный, обладающий определённым функционалом и приятными бонусами, но товаром, у которого спрашивать согласия было бы по меньшей мере странно. Гораздо более логичным шагом было получить согласие продавца — родителей или посредников-сватов, и уж если оно получено, то поверьте, товару с романтической точки зрения крупно не повезло. Вот и у Пушкина: Пётр решил, арап не препятствовал, родители случая не упустили, девушка опять-таки покорилась жребию своему, а инцидент исчерпался, не успев перерасти во что-то более драматичное, при всём том, что в реальной жизни он вообще не существовал.

    Но даже если допустить, если вопреки историческим реалиям допустить возможность такового выбора, (да с Луны что ли арап свалиться должен, чтоб ему пришло в голову вот такое?) то из кого режиссёр предлагает выбирать:

    Первый благородный герой, но по национальности негр, что не очень красиво,
    Второй красавец-ариец, но по совместительству тупой мажор и хам.

    А больше кандидатов и нет, разве что один Пётр остался, но во-первых, ему конкретно вот эта девушка совершенно безразлична, а во-вторых он слишком занят, чтоб примерять на себя роль героя-любовника.

    Ну и с кем прикажете остаться неглупой девушке, чьи убеждения далеки от расизма? Казалось бы, тут ответ на поверхности, но нет — давайте изведём несчастных зрителей занудными рассуждениями на пустом месте и психоанализом а ля Фрейд, а потом приведём к тому, что давно ясно из названия.

Подборки