Отзыв Arhail_Hirioli о фильме «С меня хватит!»

С меня хватит!

С меня хватит!

Драма, Криминал (Франция, Великобритания, США, 1993)

Рейтинг IMDB: 7.6 (152 534 голоса)

Американский психопат

Одним жарким деньком простой среднестатистический рабочий сидел в своей машине в пробке на дороге. Возможно, он даже и подумать не мог, что всего через несколько часов уже облачится в армейскую экипировку и будет носить в спортивной сумке целый арсенал оружия, доводя до сердечного приступа стариков на площадке для гольфа. Но сейчас он сидит в пробке, ужасно душно, вокруг стоит адский галдёж, а бартковяковская камера проплывает вдоль машин, словно выхватывает независимые кусочки жизни Америки. Кричащие дети. Дамочки, наводящие красоту в зеркале заднего вида, матерящиеся бизнесмены, бесконечные ремонты, снова дети, афроамериканцы, афроамериканские дети, дураки, дороги, демократия, тут не только простой среднестатистический офисный работник в рубашке и с чемоданчиком выйдет из себя. Если бы супермен посидел в этой пробке — он бы перестал защищать человечество. Словно Дороти стукнула каблучками и отправилась по дороге, вымощенной демократическим кирпичом где вскоре встретит Тото в виде сумки с оружием.

Чего у фильма не отнять, так это претенциозного сюжетного психологизма, который пестрит остросоциальными и немножко политическими волнениями и должен разгораться от карикатурной глупости большинства персонажей. Уильям Фостер, подписанный в титрах, как Ди-Фенс не несёт в себе загадку, которую обычно закладывают в главных героев-маньяков.

Например, Хэнк Муди — маньяк, который занимался сексом с Америкой. Настолько он её любил. Патрик Бейтман — маньяк, который жестоко судил Америку. Ди-Фенс лишь в неё стрелял. Это если сравнивать, конечно же, именно с подобными глобальными маньяками, где Уильям Фостер выглядит совсем не глобальным в своём драматизме. Однако, не сильный проблематикой, он раздувает свою персону до уровня страны неповторимым оттенком демократии. Маньяк в рубашке, с галстуком, в очках, в первое время только и делает, что расистки враждует с иммигрантами, яростно защищая свои права потребителя, своё личное пространство, свой американизм, только что не цитирует патриотично выдержки из конституции. Он — Гражданин великой страны. Он — Американец. Он точно не знает, сколько денег его страна дала Корее, но уверен, что очень много. И вот в благодарность кассир-кореец требует за банку колы вопиющий почти доллар (в наших реалиях Ди-Фенс бы взорвался от ярости). Он избивает латинцев, отбирает их оружие и спокойно шагает дальше. Но встреться ему нео-нацист, ненавидящий негров и педиков, он тут же заявляет, что он — честный американец, он уважает чужие права на жизнь в его стране и он презирает нацистов. Ведь это — совсем другая статья в законах. То, что он разгромил магазин корейца из-за банки колы (потому что грёбанные корейцы обирают покупателей до нитки), и то, что он не согласился с нацистом — это две не связанные одним и тем же мотивом сцены разных фильмов.

Но Ди-Фенс дальше идёт по кровавой дороге из демократии, словно его помешательство — это общий итог Америки в миграционном и экономическом вопросе. Ведь его цель — это не навести порядок в городке с дробовиком бомжа во имя профурсетки. Он просто идёт к своей дочке пешком и ему, словно Мстящему Боксёру, попросту ВСЁ мешает на пути: ремонт на дороге, огромная гольф-площадка и частный дом, обнесённый колючей проволокой. Со временем он превращается из защитника своих прав в угнетателя прав других. А в Зазеркалье ему противостоит единственный из копов, который не ведёт себя как «коп» — не лезет на рожон, не матерится, не бывает грубым и свиньёй. В общем, не крутой. Ведь все копы крутые. Всю ночь бухают, а потом с бодуном ловят грабителей, и не чувствую боли, если в них выстрелить.

Социальный подтекст грустного сумасшедшего разрушается фактом того, что Ди-Фенс был психом изначально, на это есть очевидные намёки. Он не жертва общества, он — её болезнь, которая внезапно обострилась и начала поражать все органы государственного аппарата, от законодательных, до исполнительных. Это больше грустная библия про очередного мессию, пытающегося умереть за наши грехи — именно примеркой социальных грехов по факту и занимается Фостер, что доказывается тем, что он занимается цитированием всего услышанного на улице по пути домой. И всё бы было возможно даже удовлетворительно, если бы не карикатурная вакханалия образов, где даже положительному персонажу с трудом сочувствуется. Весь мир наполнен психами разного рода, словно это хочет сказать Шумахер. И именно этот стиль перекочевал в будущем в «Бетмена», к которому режиссёра нельзя было подпускать именно из-за картины, где Майкл Дуглас в первый и единственный раз сыграл круто, а не как всегда. Где не переживалось за смерти персонажей, а больше интересовало место, куда Ди-Фенс уезжал каждое утро после увольнения. Где он завтракал, если не у матери?