Отзыв ArturSumarokov о фильме «Сквозь снег»

Сквозь снег

Сквозь снег

Боевик, Драма (Южная Корея, Чехия, 2013)

Рейтинг IMDB: 7.1 (228 093 голосов)

В 2014 году мир низвергнулся в пучину Апокалипсиса и в его наступлении виноват был, естественно, человек, изрядно заигравшийся с собственными химическими, бактериологическими и ядерными вооружениями. Вместо зеленых лугов и бескрайних полей, вавилонских башен мегаполисов и пасторальности деревень теперь, в году 2031 н. э., лишь выжженная безжизненная пустыня, а все, кто остался в живых после грандиозной аннигиляции, едут в никуда в длинном инфернальном поезде по бесконечной трансевразийской магистрали. В этом поезде все осталось таким же, каким было некогда ранее: тем, кто облачен властью, даровано все, что они пожелают и их мир — это первые вагоны, а хвост — гетто, коммуна и концлагерь одновременно. Но однажды один из обитателей низов по имени Кертис решает восстать против царящего в поезде режима террора.

2013 год ознаменовался в Голливуде громкими дебютами сразу трех выдающихся режиссеров современного южнокорейского кино, давно ставшего в авангард всего азиатского кинематографа ХХI века, а именно мэтр южнокорейского нуара Чхан Ук Пак снял изысканного «Стокера», мастер иронии Ким Чжи Ун представил постмодернистский олдскул «Возвращение героя», а мрачный визионер Пон Чжун Хо дебютировал в Голливуде красочной масштабной антиутопией «Сквозь снег», основанной на одноименном графическом произведении Жака Лоба. Впервые широко представленный на Берлинском и Римском ккинофестивалях, этот изощренный как с точки зрения визуального, так и идеологического наполнения высокобюджетный гиньоль, претендующий на лавры самого настоящего интеллектуального блокбастера с явно провидческой начинкой, так и не добрался до российских зрителей при том, что данная картина сильно уступает иным фильмам научно-фантастического и постапокалиптического плана американского производства, которые российский зритель имел возможность лицезреть в 2013 году, как-от меланхолично-религиозный «Обливион» или динамично-прямолинейный «Элизиум».

По сути своей «Сквозь снег» представляет из себя многослойное, полифоническое и постмодернистски изощренное по стилистике, ироническое, но не аберрантно эклектическое творение, в котором удачно сплелись в едином танце как классическая научная фантастика, так и пронизанная духом революционных деструкций постапокалиптика, иронический и по-азиатски кровавый трэш с обязательным набором отрубленных и расчлененных конечностей, так и философская драма, голливудский кинокомикс и нео-вестерн в духе «Крота» Алехандро Ходоровского и «Дьявола пустыни» Ричарда Стэнли. «Сквозь снег» перманентно играет со зрителем формами и возможностями киноязыка, и Пон Чжун Хо пользуется ими на полную катушку ввиду данной ему полной творческой свободы, потому в фильме нашлось немало места и для библейского промискуитета, и для анимационных вставок, и для емких и точных характеристик и портретизаций современного общества, ведь едва ли стоит воспринимать «Сквозь снег» как просто развлекательное творение, Этого, увы, к счастью или к несчастью, кому как, естественно, зрителям ждать не приходится и на два часа зритель погружается в мощное кинопереживание, отправляется в путешествие в мир столь недалекого будущего, в котором вся жизнь поместилась на мчящемся словно из Ада поезде, который олицетворяет собой современный мир и нас в нем, с присущими нам социальными ролями и функциями и ждущими перемен и своего Мессию, которым оказывается обычный паренек с внешностью Капитана Америки и духом Че Гевары по имени Кертис.

Сюжет фильма достаточно линеен и представляет собой взращивание бунта, поход из конца в начало зловещей черной колымаги, свержение диктатуры. То есть по сути своей сюжетной конструкции «Сквозь снег» едва ли являет собой нечто новое; зрители видели неоднократно подобные сюжеты с разной степенью удачливости воспроизведения, однако назвать фильм предсказуемым и однобоким не выйдет при всем желании. Не имея явной политической тенденциозности, Пон Чжун Хо показывает в своей картине, что не бывает ничего вечного, и даже сила и чудовищный контроль, подавление и цензура рано или поздно оборачиваются кровавыми взмахами маятника. Творимое Зло возвращается бумерангом к тем, кто раскрутил кровавое колесо, и путь из конца в начало в рамках избранной режиссером структуры становится путем прогресса, причем прогресс на сей раз обеспечивают и создают не цивилизованные, а по сути своей ничтожные и жестокие люди, тираны, увенчанные врученной самим себе короной и купающиеся в золотом дожде, а доведенный до состояния отупения, до атавизма народ, который пожелал жить по утопическим принципам Маркса-Энгельса. Однако Пон Чжун Хо не сильно идеализирует ни Кертиса, которого блестяще сыграл Крис Эванс, ни его сподвижников, ибо смотрит на своего Мессию и его апостолов он с легкой иронической успешкой. Как бы не вышло так, что, свергнув одного тирана, к власти не пришел иной, ибо история успела доказать истинность этого утверждения. Потому и завершается фильм не на пафосной интонации; режиссер в своей истории ставит не точку, жирную и окончательную, а сотни многоточий, предполагающих массу альтернативных ходов. Впрочем, свет в конце длинного туннеля найден будет.

Фильм будто негласно вступает в полемику с беспросветной лебединой песней Алексея Германа «Трудно быть Богом», выстраданную им на протяжении 15 лет, но там, где Герман не видит спасения, а лишь морок и грязь, Пон Чжун Хо все еще надеется на буддистское перерождение и восстановление справедливости и баланса сил в этом мире, и так едущем в никуда с каждыми неделей, днем, часом, минутой, секундой. И, если фильм Германа откровенно пронизан христианскими мотивами, то «Сквозь снег» не столь однозначен, ибо одним из ведущих символов фильма становится сакральный Мотор, которому молятся местные лидеры из первых вагонов, Мотор, воплощающий в себе все ужасы технократии. Если Богом становится святая Микросхема, ревущий Мотор, то это уже фактически мир без Бога вовсе, и его нужно снова изобрести, создать, и лишь потом впустить в свой разум.

«Сквозь снег» черный закопченный поезд, груженный людьми различных рас, возрастов и социального положения, пробирается к своей Земле Обетованной. Грядут перемены, кровь и ярость, и хаос, но не будет ли Пророк, восставший на этом поезде и поднявший люд на бунт, самозванным?