Отзыв ArturSumarokov о фильме «Анна Каренина»

Анна Каренина

Анна Каренина

Драма, Мелодрама (Великобритания, 2012)

Рейтинг IMDB: 6.6 (82 790 голоса)

Каренина Постмодерн

Хрестоматийный роман выдающегося классика русской литературы Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» стал объектом бесчисленных экранизаций едва ли не со времен изобретения кинематографа как такового. Сюжет книги, впрочем, известный даже самому необразованному и люмпенизированному гражданину России и не только для блистающего мира кино идеален: истинная любовь, пылкая страсть, расплата, драма общества и человека в нем, а также мишура балов и светских раутов царской России, которой противопоставляется благочинная русская же деревня, полна патриархальности и сакральности. Двадцать пять экранизаций, снятых в самых разных странах, от Европы до экзотической Индонезии, где несчастная Анна, естественно, сменила цвет кожи и суть страданий, но среди этого вороха итальянских, американских, британских и немецких (едва ли кто-нибудь сможет понять хоть когда-либо загадочную русскую душу, кроме самих русских и, возможно, немцев, любовь которых к русской литературе исчисляется многочисленными экранизациями не только похождений Анны Карениной) версий книги едва ли можно найти реально интересную и достойную. Лучшей иностранной Карениной стала, по мнению очень многих критиков и зрителей, Вивьен Ли в одноименной ленте 1948 года от Жюльена Дювивье, но с советской Анной в исполнении Татьяны Самойловой ей, увы, не сравнится, ибо фильм Александра Зархи 1967 года стал недосягаемым эталоном.

В 2012 году покрытый дымом и копотью поезд вновь с чувством большого самоудовлетворения проехался по каренинским косточкам в долгожданной и ставшей впоследствии дико обсуждаемой картине британского режиссера и продюсера Джо Райта, который ранее в 2005 году снял весьма пристойное переложение «Гордости и предубеждения» Джейн Остин. Райт как истинное дитя своего поколения решил на сей раз отринуть напрочь классическую форму нарратива и академичность режиссуры, сняв далеко не самую дотошную и точную версию литературного первоисточника. В паре со знаменитым британским кинодраматургом, давним любителем русских и прочих литератур Томом Стоппардом, который вооружился нехитрым и неоригинальным принципом, что жизнь — это театр, а мы в ней все актеры, Райт представил на суд публики и зрителей на редкость искаженную и прокрученную до состояния малоаппетитного суррогатного художественного фарша интерпретацию романа, которому постмодернистская оргия стилей и жанров строго противопоказана. «Анна Каренина» от Джо Райта — это извращенная буффонада, клоунский гротеск, изогнуто-манерный и чрезмерно театрализованный вплоть до абсурдизма происходящего китч, девальвирующий все нешуточные страдания главных героев книги до уровня дешевого бульварного чтива, до уровня нехитрых любовных романов Даниэллы Стил с их гипертрофированностью и оторванностью от всего, в особенности от исторического контекста, заменив его красивым бэкграундом.

Это кино, в котором вызывающая форма напрочь победила и подавила содержание, превратив глубочайшую трагедию Анны Карениной и всего тогдашнего русского общества(не забываем о Николае Левине, пытающемся обрести себя и постичь духовность в суровой деревенской жизни старой России) в опереточный фарс, в легкую виньетку, ориентированную на поколение соцсетей. Фильм откровенно формален и все в нем смешалось в неудобоваримую кашу, как в доме Облонских. Совершенно незнакомый с литературным первоисточником человек при просмотре данной ленты может принять за чистую монету весь происходящий на экране китч, в котором Анна Каренина больше смахивает на похотливую наркоманку с целым букетом неизлечимых психических расстройств(морфий употребляется в столь гигантских количествах, что герой Булгакова просто бы не просыхал), а ядреная клюква цветет и пахнет пышным цветом неизобретательных клише.

Вот в десятый раз закадрово завывают «Во поле березка стояла», причем ни полей, ни березок как-то не показывается(возможно, Вронского с внешностью девственного юнца можно отнести к категории березок, но стоит явно у него совершенно в ином месте и далеко не в поле, учитывая наглые многочисленные, а потому чрезвычайно успешные попытки харрассмента со стороны Анны; плевал Райт, что в романе эротики нет, но для пубертатной публики нужна голая Анна Курникова, то бишь Каренина!), вот сельские мужики с бородами амишей в неком ирреальном необъятном псевдорусском поле третьи сутки подряд косят пшеницу и ведут беседы о том, о сем и в итоге ни о чем, а вот и пьяные русские офицеры устраивают одновременный водочный флэшмоб. Абсурдный и по сути своей унылый, хотя местами и откровенной забавный лубок, которого от Тома Стоппарда едва ли стоило ждать, но он подкинул подлянку, коснувшись явно непонятного для него православного мира Толстого.

У заморенной многочисленными диетами британской актрисы из «молодых да борзых» Кейры Найтли как таковой каренинской стати нет да и нет у нее вовсе этой самой стати. Взяв на себя роль, которую далеко не всегда сможет осилить в психологическом плане даже самая выдающаяся актриса, Найтли ее с большим успехом проваливает, создав лишь бледную тень той сильной и полной внутренних мучений толстовской героини, которая в версии Райта едва не сидит на героине. Вронский, эх, Вронский… Аарон Тейлор Джонсон слишком юн и слишком невинен для роли офицера и соблазнение его Анной выглядит чуть ли не разудалой педикацией с оттенками педофилии. Он инфантилен, он слаб, он просто мальчик, попавший в руки стервы. Каренин в исполнении Джуда Лоу и Николай Левин, сыгранный Доналом Глисоном, пресны и стандартны, вписаны в галерею архетипов и ничего более, а от его любви к Кити остался лишь блеклый отблеск, пропитанный слащавостью.

Под попсовой и вычурной обложкой обновленной Анны Карениной в версии Джо Райта скрывается пустота и гнилая начинка. Красиво, но слишком манерно. Музыкально, но, пожалуй, что излишне. Без явной любви к оригинальной книге, но с похотью и страстью. Там, где не прокололся Баз Лурманн, Джо Райт провалился, сняв самую неудачную и формалистскую экранизацию романа Льва Толстого. Символический поезд превратился в банальный поезд с протухшим мясом.