Отзыв DarkCinephile о фильме «Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть II»

Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть II

Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть II

Военный, Триллер (США, Германия, 2015)

Рейтинг IMDB: 6.6 (240 151 голосов)

Спокойствие победителя

Поэтапная революция за право свободы и равноправия измученных граждан тоталитарного государства рождает перманентную эволюцию самой франшизы о храброй сойке-пересмешнице из условно подросткового антиутопического приключения в гнетущую эпопею на стыке серьезной военной драмы с налетом романтики, социально-политического триллера и весьма бодрого подземного хоррора о бравом спецотряде, продвигающемся к цели сквозь кучу смертельных опасностей и врагов. Удивительным образом в каждом фильме сдвигаются опорные точки сюжета и выстраивания нужной композиции, по-разному воздействующие на зрительское восприятие и меняющие тональность повествования: сначала пик зарождения волнения и переломного скачка, затем этап повторного испытания для чувств, разума и плоти, далее длительное застойное состояние перед бурей и, собственно, судьбоносный бросок в самое пекло битвы, где на вершине окажется лишь одна из противоборствующих сторон. Четыре разных настроения угнетенности, четыре цветовые палитры несправедливости и бесправия, четыре душевных искалеченных состояния одной светлой личности, воссоединяющиеся и взаимно дополняющие друг друга в едином воодушевленно-пробирающем трактате о торжестве духа свободы и выбора против антигуманной диктатуры и персональных терзаний юной неравнодушной девы с большим, но хрупким сердцем.

Китнисс из первой картины принимает спонтанное решение, становясь добровольцем ежегодного побоища. Это был крик души, словно вслепую выпущенная в пустоту стрела, шаг, обусловленный бессознательным инстинктом ради защиты сестры, и следующие за ними страх перед незавидной участью умереть на потеху зевакам и навсегда потерять близких людей и презрение к маскарадной толпе, оргазмирующей от кровавого аттракциона детского насилия, и к самой системе, когда за хладнокровное убийство противников даруется слава и богатство. В «И вспыхнет пламя» очарованная внезапной любовью как публики, так и своего спутника героиня несет собственный «крест» победительницы, что безжалостно отбирает у нее право на умиротворенную жизнь даже после завершения перенесенного на арене кошмара, а подливает масла в огонь угрожающее злорадство президента Сноу и тревога за безопасность семьи, а также суровые правила квартальной бойни, практически не оставляющие шансов на положительный исход. В «Сойке-пересмешнице — 1», примкнув к тринадцатому дистрикту, Китнисс разрывает беспокойство за судьбу плененных сокомандников, и в особенности за Пита, который регулярно появляется на телеэкранах в подозрительно посвежевшем и «отглаженном» виде, агитируя народ сложить оружие, и за те последствия, что влечет она как живой и вдохновляющий массы символ сопротивления. И, наконец, заключительная часть из пережидательной позиции плавно перетекает в оборонительную, но несмотря на мелькание всевозможных спецэффектов в трейлерах и насыщенность действия второй половины книги, в кино упор все же делается далеко не на помпезные взрывы, невидимые смертоносные капсулы и нападения бешеных переродков, пусть и здравую долю адреналина и фееричности они все же создают и довольно успешно.

Вторая часть «Пересмешницы» все так же окутана густым серым дымом и пеплом разрастающегося народного восстания, ибо здесь, как и в предыдущей ленте и в самой книге, заложен ее основной посыл: «На арене никого не спасти!» Война — это боль, потери, страдания, хаос и тьма, война не щадит никого, ее плоды неприятным отягчающим грузом разной весовой категории давят на каждого, а раскрытие этой идеи происходит путем сложных волевых поступков и глубоких переживаний главной героини в прекрасном исполнении Дженнифер Лоуренс. Из фильма в фильм мы видим закономерное перерождение Сойки, ее взросление, наращивание опыта, мудрости, расчетливого боевого прищура и ненависти к Капитолию и ее главе. Если до спасения Пита Китнисс порой не могла себя контролировать, плакала, истерила, спорила, игнорировала правила, лелеяла огромную надежду спасти родного человека, то после того, как был увиден результат промывания мозгов, героиня резко охладела, очерствела и приобрела стальной опустошенный взгляд, олицетворяющий лишь скупую жажду возмездия. Больше никаких разглагольствований и позирований на камеру, пора самой расправлять крылья независимости и лететь прямиком на вражеский Дворец, дабы вцепиться мертвой хваткой в глотку президента Сноу! Месть, расплата, яростное желание вступить в непосредственный бой с противником, добраться до самого главного источника зла и покончить со всем этим садистским безумием — вот чего хочет Китнисс, отодвигая на второй план и спорные методы, которые собирается использовать Альма Коин для атаки, и самочувствие Пита, который вроде как уже и не тот, кем был, и свою семью, и запутавшиеся любовно-дружеские отношения, и всех других людей вокруг. Ее волнует и раздражает лишь собственное бездействие, которое она же и нарушает, давая понять, что никто и ничто не может ее ограничивать и подстраивать под свой порядок, что в том числе отразится и на финале, в одной из самых напряженных и ключевых сцен, когда моральный выбор поможет сделать старый преданный друг — лук со стрелами, обеспечивающий долгожданное спокойствие победителя.

С одной стороны, Френсис Лоуренс удовлетворил киноманов-читателей, максимально достоверно перенеся события первоисточника на экран, с другой — не дал высококалорийного «пропитания» для глаз, ушей, сердец тем, кто хотел его получить, насмотревшись эффектных рекламных роликов об во всех смыслах громком и грандиозном окончании саги. С другой стороны, сделав акценты в значительной степени на сражениях, стрельбах и крупномасштабных ловушках, книгофаны остались бы недовольны коверканьем самой сути оригинала, в то время как мимопроходящие зрители и поклонники киносериала, воспринимающие его больше как блокбастер для больших экранов, возможно, оценили бы экшен на ура. Здесь вопрос исключительно в ожиданиях, поскольку особой эпичности и головокружительности в демонстрации динамичных схваток нет, но с точки зрения качественной атмосферной экранизации и просто грамотно завершающего всю историю произведения лента выглядит достойно. Несмотря на многообразие ярких второстепенных ролей, последние части «Голодных игр» напоминают театр одного актера, а точнее — одной Пересмешницы, заметно эволюционировавшей с развитием мятежа, что, впрочем, логично, поскольку цикл романов Сьюзен Коллинз написан от первого лица и все внимание концентрирует на мыслях и волнениях главной героини. Однако при всей крепкости, мрачноватости и увлекательности постановки стоит признать, что все же тех мощных животрепещущих эмоций, которыми были наполнены первые два фильма, в заключительной дилогии, увы, не хватает.