Профиль зрителя rhanigusto

rhanigusto
Имя: Ранигасто
Пол: мужской
Местоположение: Pirate City
Род занятий: Classified
Мой сайт: http://rhanigusto.do.am
Дата регистрации: 4 октября 2013 г.
Статус: Редактор
Рейтинг: 1185 баллов
Индекс активности: 510 баллов

О себе

Последние просмотренные фильмы

Любимые персоны

Последний отзыв

  • Пушкин: Последняя дуэль Отзыв о фильме «Пушкин: Последняя дуэль»

    Биография, Драма (Россия, 2006)

    …напряжённое и размеренное политико-детективное квазипоэтическое ретро-исследование…

    …вот, например, изначально похожая на какую-то метафорическую книгу мёртвых, конспирологизированная с натуральными заговорами и глубоко запитанными изнутри политическими интригами ретро-детективная лента «Пушкин. Последняя дуэль». Дабы не вдаваться в несерьёзное разгуляйство, картина со вступительного прологового заходит с нарративных козырей. Пушкин, вообще-то на одну седьмую как бы между прочим и эфиоп, которого здесь воплощает русский минимум в пяти отсчётных поколениях Сергей Безруков, уже лежит при смерти от пулевого в мягкие ткани подбрюшья. Конец очевиден для всех, без малого. За исключением, быть может, разве что его действительной статской наложницы Натальи Гончаровой (…Анна Снаткина…). Припарки и настойки практически бездейственны, Алексан-Сергеич мечется в предсмертной агонии жутко завывая на разные голоса и просит последнего православного исповедования и отпущения мирских грехов. В периодах временного помутнённого прозрения выдавая пред зрительские очи острозаквашенные на детективной конспирологии общегосударственного масштаба интермедии из заканчивающейся скоропостижно-трагически личной и служебной жизни, каковые и есть непосредственно суть самой ленты…

    …весьма смутно известная широкой публике режиссёрша Наталья Бондарчук, с ничем иным, кроме как с детскими советскими фильмами о сказочном говорящем лосёнке Бэмби, ныне не ассоциирующаяся, произвела в далёком от нынешнего хронопласта 2006-ом крайне любопытное кинематографическое творение. На удивление, её «Пушкину…» в сущности ничего, кроме крайне мизерного сметно-расчётного бюджетно-финансового ассигнования не мешает. Даже суматошно поданная и кое-где вообще постыдно скомканная трагедия гибели величайшего поэта, литератора, критика и основателя того русского языка, на коем ныне общается четверть миллиарда жителей планеты, не способна омрачить ровный и размеренный ритмический рисунок ленты Бондарчук. Ощутимо недостаёт лишь молодецкого размаха и разнопланового масштаба как в каких-нибудь «Сибирском цирюльнике», «Статском советнике» или «Турецком гамбите»…

    …недобрав по собственно Пушкину, «…Последняя дуэль» преисполнена освещением светских, криминальных и политических интриг с евроатлантическим акцентом. Агент иностранных спецслужб Дантес охаживает пушкинскую наложницу Натали по заданию голландского посланника Геккерена с целью скомпрометировать великого поэта. Свершившийся смертоубийственный факт тайной операции берёт под личный контроль уже сам негодующий личный друг убиенного поэта — император всероссийский. Который ставит на архиважное дело лучших своих и наиболее доверенных оперативно-следственных работников — затянутого в синий мундир, бесподобно-роскошного, хотя и напрочь выдуманного создателями ленты полковника царской охранки Галахова с лицом Виктора Сухорукова, трудящегося под чутким недремлющим руководством вполне себе исторически-достоверного генерала тайной полиции и начальника отдельного Корпуса жандармов Леонтия Васильевича Дубельта, блестяще сыгранного Борисом Плотниковым. …

    …срезюмировав и не ставя задачу засветить все интриго-содержащие здешние фигуры шпионско-политической агентурной кадрили, можно подвести «…Последнюю дуэль» под итоговый знаменатель преимущественно положительный. И даже, наверное, располагающий. Да, безусловно, экспериментально-смелое творение госпожи Бондарчук в контексте увековечивания наследия Пушкина не ставит никаких новых биографических вопросов, нет. И уж тем более — не настаивает на обязательности на них, вопросы, ответствующего. Тут сомневаться вовсе не приходится, калибр ленты этого не позволяет со всей решительностью. Но вот открыть определённую необычную полугрань в общей истории об Александре Сергеевиче, показать нечто доселе никак толком не проявляемое — на это у картины силёнок хватает с уверенностью. Так стоит ли подобное пропускать, если из реальных помех присутствует лишь некоторая, вполне простительная камерность независимая? Тут, естественно, каждый вправе решать лишь для себя…

Друзья