Отзывы rhanigusto

  • Участок (сериал) Отзыв о фильме «Участок (сериал)»

    Комедия, Криминал (Россия, 2003)

    …отдохновенного вечера детективная сказка на ночь…

    …показательно разжалованный из оперуполномоченных за излишнюю честность и принципиальность милицейский старлей Павел Кравцов (…Сергей Безруков…) ссылается коррумпированным начальством городского главка ОВД в глухую, тёмную и сонную деревеньку. По прибытию в означенный населённый пункт выясняется натурально пинкертоновская детективная интрига следующего содержания. Вследствие весьма странного происшествия в селе образовалась вакансия участкового инспектора. Кравцов из устных, предельно путанных и разрозненных, противоречащих друг другу показаний местных обывателей узнаёт, что его предшественник не просто уволился, перевёлся или там решил уйти на заслуженную пенсию, например. Бывшего участкового милиционера по фамилии Кублаков не то утопили, не то он сам утонул; то ли пропал он внезапно и бесследно исчез, а то ли и не было его совсем и прямо-таки вовсе. Спасением от деревенской скуки для милиционера Павла кроме сельских происшествий всё больше хоть и наиграно-карикатурного, но вполне качественно оформленного детективного характера является, окромя поисков зацепок по факту пропажи предшественника, также и конфискованный у коррупционного махинатора с прежнего места службы добродушный, сдержанный и рассудительный, чревовещающий закадровым голосом самого актёра Безрукова, пёс по кличке Цезарь. Черпачно-рыжей масти и благородной бельгийской породы бладхаундов…

    …двенадцатисерийный телевизионный иронично-комедийный детектив «Участок» с Сергеем Безруковым в главной роли — продукт в отечественном сериалостроении, надобно признать, штучный. С задачей парафраза деревенского сыщика-милиционера Анискина (…хотя бы взять и легко считываемую аллюзию названия деревеньки Анисовки с этим известным советским героем сельского детектива…) на современные мотивы справляющийся легко и непринуждённо, с чётко дозированной долей юмора и сатиры. Так что результат смотрится практически без отрыва, на одном, буквально дыхании. А обаятельный участковый Павел Кравцов с добродушным псом Цезарем почти сразу после премьеры в далёком теперь уже 2003-ем превратились в настоящих народных любимцев…

    …огромную роль в достижении подобного эффекта взрывной популярности «Участка» играет несчётное количество задействованных актёрских звёзд, в том числе и первейшей величины. Механизатор Микишин (…Алексей Булдаков…), вечнопохмельный Савичев (…Андрей Краско…), братья Шаровы: местный чиновник Андрей (…Роман Мадянов…) и местечковый олигарх Лев Ильич (…Владимир Меньшов…), ненарочно влюблённая в героя Безрукова учительница Людмила (…Мария Порошина…), пронырливый научный сотрудник краевого музея Корытников (…Михаил Ефремов…), старый сторож по прозвищу «Хали-Гали» (…Валерий Золотухин…), приёмщик металлолома Прохоров (…Алексей Гуськов…), беглый заключённый по кличке «Декан» (…Александр Лыков…), суматошный фельдшер Вадик (…Павел Деревянко…) и главный инженер здешней мастерской Ступин (…Владислав Галкин…) — вот далеко не полный список приглашённых сюда создателями знаменитостей. Не выстрелить подобная артель, наверное, и не смогла бы…

    …ещё одно несомненное достоинство «Участка» заключается в наличии кроме магистрального расследования — поиска улик и сведений по загадочному исчезновению «…как в воду канувшего…» злосчастного участкового инспектора Кублакова — отдельно взятой и логически завершённой сюжетной оказии для каждой из двенадцати самостоятельных серий. Что правда, как бы индивидуально не было выстроено миниатюрное повествование во всей дюжине детективных эпизодов, все они безусловно являются в той или иной степени драйверами центральной детективной интриги…

    …на правах дижестивного вывода, весьма и очень применительно к данному творению как нельзя кстати подойдёт воодушевлённый гастрономически-кулинарный призыв «Не примените отведать!». Ведь трогательно-пронзительный, комедийно-бытовой и размышлительно-философичный «Участок», несмотря на кажущуюся простоту, совсем лишён наигранной незамысловатости и пафосной бутафорской гламурности. Здесь вкусно веет душевной незутаманенностью бытия, спокойствием, сопереживанием, обычными человеческими грустностями и весёлостями. Тут свет, доброта и искренность натягиваются чарующим чувством зрелого деревенского лета. С веточкой алеющей рябины, сочным золотом скошенных сенных стогов и невероятно прекрасными и почти бесконечными закатами, разлитыми багрянцем над вечерней извилистой речной лазурью. «Участок» — маленькая жизнь, с сочувствием и беззаботностью, со смехом и со слезами. История, которую просто тепло, приятно и радостно смотреть. И с которой не хочется, да и нельзя ни в коем разе расставаться. Ведь признайтесь честно: кому под силу устоять против тёплых летних солнечных лучей и крошечного милого букетика цветов на подоконнике?..

  • Порочные игры Отзыв о фильме «Порочные игры»

    Детектив, Драма (Великобритания, США, 2013)

    …готический фантазм расцветающей имморальности…

    …в день своего совершеннолетия благообразная девица с литературно-прозаической фамилией Стокер и весьма странным поэтико-географическим именем Индия (…Миа Васиковска…) одновременно теряет в трагической автокатастрофе (…весьма подозрительной…) отца Ричарда Стокера (…Дермот Малруни…) и приобретает давно потерянного и ни разу не встреченного доселе его младшего брата Чарльза Стокера (…Мэттью Гуд…). Последний клятвенно заверяет, что за минувшие восемнадцать лет никогда не навещал племянницу по весьма веским причинам. Он, как предполагается с его собственных слов, с пользой и усердием путешествовал по укромным уголкам земного шара и занимался крайне нужными археологическими раскопками и чрезвычайно положительными изыскательскими исследованиями. Свежеобретённый дядюшка скоропостижно, но предельно целомудренно, соблазняет вдову покойного Ричарда и мать здравствующей Индии — эффектную, печальную, очаровательную и крепко выпивающую Эвелин Стокер (…Николь Кидман…). И вот по этому сценарно-событийному сюжетному твисту крайне необходимо немедленно обозначить отчётливый, хотя и, скорее, наверняка и более всего умозрительный демаркационный рецензентский росчерк. Здесь, внутри «Порочных игр» именитейшего и талантливейшего корейского фильмодела Пака Чхан Ука, несмотря на изрядно испохабленное отечественными дубляжистами переводное название, почти полностью отсутствует сексуальная порочность. Не в пример засилья на квадратный сантиметр киноплёнки её же, порочности, нравственной. Но к этому вернёмся, пожалуй, немного позже. Так вот, расположив к себе безутешно страдающую и горестно вдовствующую красавицу Эвелин, моложавый, хлыщеватый и лощёный Чарльз неотступно и настойчиво старается завести дружеские отношения уже и со своей юной племянницей…

    …вынужденно оставляя за скобками данного сугубо развлекательного и ознакомительного текстологического анализа переизбыток аллюзий и масштабнейшее нагромождение культурологических надстроек «Порочных игр», следует откровенно признать — да, к глобальной фабульной интриге ленты практически невозможно применить эпитеты оригинальности, уникальности или неожиданности. Горизонт читаемости сюжетных ходов редко когда выходит в отрицательный минус за близлежащие десять-пятнадцать минут экранного времени. Однако, в случае с творением корейца Пака именно благодаря и посредством подобной иллюзорной предсказуемости и раскрывается истинная гениальность почерка настоящего мастера от кинематографа, коим и несомненно является маэстро Чхан Ук. Его «…Игры» невыразимо темны, замогильно мрачны и ослепительно прекрасны. Здесь невинная юность испуганно и страстно шагает навстречу изначальной тьме. Тут изысканными красками расцветает истинное зло и захлёбываясь в жутких и дивных подвальных отсветах со скорбным вздохом накатывающего безумия гибнут нравственные нормы и моральные обязательства. Хичкоковский саспенс, растворяясь в неоготике, отливается в жуткую полночную легенду о взрослении, опутанную внушающими мистический ужас родовыми тайнами. Вписанными в свою очередь в хтонической жути псевдолюбовный треугольник с бритвенной остроты сверкающими гранями…

    …рассказывать о «Порочных играх» можно, конечно же, долго. Это тот самый, воплощённой редкости пример удачной визуализации канонической западноевропейской страшной сказки с уклоном в структурированную полемику родственных отношений. О демонах-искусителях с небесной яркости и змеиного коварства взором мёртвых глаз. Об ускользающей тонкости граней между элегантной фривольностью и безумной одержимостью. О душных тяжких вздохах и скользящих томных всхлипах. О вожделенных скрещиваниях лодыжек и о нечаянных касаниях бёдер. О напряжённой и тугой тревожности, об обволакивающих дурных предчувствия и о зловеще-грозном, устрашающем потоке символизма. О том, как скрытые и жуткие детали дают необходимые подсказки и неизбежные ответы, а пугают — наоборот вещи вполне обыденные, привычные и явные. И о том, что месть в сущности — прямое, хоть и извращённое продолжение любви. Да и любовь — временами складывается в один из кратчайших путей к безудержному отмщению…

    …но вот понимать перед первым ознакомительным просмотром желательно всего одну важнейшую авторскую идиому. Невзирая на реликтовую аморальность первой голливудской картины Пака Чхан Ука, настолько изящного, экстравагантного, безупречно стильного, вальяжного и просто вкусного, зловеще-затягивающего прочувствованного драматизма на больших и малых экранах и до, и постфактум уже теперь после момента выхода «Порочных игр» в широкий прокат, в англоязычном кинематографе не появлялось очень, очень давно. Даже, наверное, крайне, с ударением на приставку «исчезающе». Да и кроме того, «…Игры» — положительно неопровержимый способ если и не удивить себя, то уж по крайней мере прибавить к текущему настроению необходимые нотки волнующего изумления. А уж это-то в наше время предсказуемостей, продолжений, самоповторов и переложений — добродетель для кинотеатрального явления не просто значительная — чрезвычайная…

  • Дневник памяти Отзыв о фильме «Дневник памяти»

    Драма, Мелодрама (США, 2004)

    …нестерпимо сентиментальный, гениально-гиперромантичный сухопутный «Титаник»

    …провинциально-импозантный дедулька каждый новый день в доме престарелых госпитального типа с трогательными скрипучими интонациями и пенсионерскими романтичными подмаргиваниями перечитывает вслух и с мимикой лица нарядной и напомаженной бабульке одну и ту же печатную рукопись мелодраматической любовной повести. История (…а точнее будет сказать — беллетризованный и автобиографический дневник…), помещённая внутрь означенных строк, не сказать чтобы совсем уже и шедевральна или до удивительного оригинальна. Но, как выяснится в ходе ближайшего двухчасового ознакомления — вполне себе качественна, увлекательна и несказанно, прямо-таки невыразимо душевна. Три четверти хронометража «Дневника памяти» режиссёра Ника Кассаветиса составляет как раз экранизированная версия этого сочинения об обыкновенной прозе жизни и необыкновенной истории любви…

    …сам кассаветисовский «Дневник…» срежиссирован на тексте и строго по сюжету одноимённых и слегка косвенных, но всё же очень биографических мемуаров американского писателя-романиста Николаса Спаркса. Данный литератор, что называется, прозаический тяжелоатлет. Известный в первую очередь по части баснословных продаж изданный копий своих трудов. На момент написания данных строк совокупный тираж творений гражданина Спаркса самую малость не дотягивает до ста миллионов реализованных по всему земному шару томов. Почти каждая его выпущенный опус с той или иной качественной степенью реализации оказывается экранизированным. А книжный «Дневник памяти» примечателен ещё и тем, что это первый официально изданный роман писателя…

    …сюжетная канва, как и упоминалось уже выше по течению данного ревьюэ, легка, проста и в этих своих незамысловатостях — очаровательно гениальна. В начале 40-ых прошлого столетия на просторах штатовского Юга происходит весьма поэтичное знакомство молодого, безродного и очень небогатого лесоруба Ноя Кэлхауна (…Райан Гослинг…) и прелестно-юной дочурки весьма зажиточных потомков плантаторов-рабовладельцев Элли Гамильтон (…Рэйчел МакАдамс…). Бурный и обаятельный роман их взаимной любви скоропостижно, трагически и насильно прерывается. Ной уходит добровольцем Второй мировой освобождать континентальную Европу от немецко-фашистских орд Великого Рейха, а Эллисон становится студенткой фешенебельного и аристократичного ВУЗа. Обоим кажется, что вся взаимная любовь окончена, хотя судьба непременно сведёт их между собой. Но, пересказывать детальную раскадровку «Дневника…» — означает непоправимо испортить главный сентиментализм эмоционального букета от просмотра этой ленты…

    …картина Ника Кассаветиса — возвышена, чувственна, душещипательна и по-хорошему слезоточива. Это очень милый, нежный и трепетный киноопыт. В первую очередь — из-за универсального, да простится подобный формулярский эпитет применительно к настолько шикарному кинематографическому образчику, наполнения. Ибо рассказываемая любовная история здесь — близка, понятна и приятна абсолютно любому зрителю. Причём, как мужского, так и пола поистине прекрасного. Все повествовательные интриги, повороты и твисты — отлично читаемы и несложно предугадываемы. И неравный в социальных пропорциях мезальянс влюблённых, когда богатые и представительные родители Элли, отторгающе критичны к её пролетарскому избраннику с полным отсутствием карьерных перспектив. И преодоление любых преград и условностей, неумолимое по причине истинности и взаимности чувств влюблённых. И неизбежное их соединение годы спустя…

    …ведь именно такова и есть по «Дневнику памяти» сила настоящей взаимной любви. Даже когда вокруг неотвратимо меняется всё мироздание — одно лишь только наиболее прекрасное, сильное чувство и способно свершить настоящие не волшебные, но ослепляюще реальные чудеса. И вот уже банальное изречение про любовь до последнего совместного вздоха приобретает чувственную глубину великого жизненного откровения и радостного стимула к необыкновенно-смелым свершениям. А то, чего искренне желают и то, к чему может быть не вполне осознанно стремятся все по-настоящему влюблённые и искренне любимые — жизнь в любви и сама любовь, как смысл жизни — возвращается сторицей нелёгким воздаянием и подлинным дарованием. Когда каждый день может добавляться внутри новой частичкой неподдельного счастья. А три сотни и ещё шестьдесят пять рукописных и безответных любовных посланий оказываются не тщеславным подвигом эгоиста ради надуманной привязанности, но искренним дарованием и простым выражением такого сложного подчас признания из трёх произнесённых вместе слов: «Я. Тебя. Люблю»…

  • Чернобыль (многосерийный) Отзыв о фильме «Чернобыль (многосерийный)»

    Драма, Исторический (США, Великобритания, 2019)

    …мистически-ужасающая, политизированно-драматическая телевизионная катастрофа…

    …характерно-сюжетная часть «мини-сериала» американской кабельно-спутниковой конгломерации HBO под лаконичным поименованием «Чернобыль» вращается вокруг троих заглавных персонажей. Реально существовавшего дуэта Валерия Легасова (…Джаред Харрис…), замдиректора Института атомной энергии имени Курчатова и Бориса Щербины (…Стеллан Скарсгорд…), зампредседателя Совета Министров и руководителя Комитета по топливу и энергетике Советского Союза. Оба — чрезвычайные уполномоченные правительственной комиссии по ликвидации катастрофы на Чернобыльской АЭС. К ним, в качестве обоснованного сценарного хода, автором и сценаристом Крэйгом Мазином добавлена героиня Эмили Уотсон — белорусская физик-ядерщик Ульяна Хомюк. Она — персонаж даже не столько вымышленный, сколько синтезированная, портретная квинтэссенция из всех тех учёных-ликвидаторов, кто в поле зрения ленты не попал. Озвученной команде вместе с привлечённой многосотенной массовкой, как и следует из названия ленты, предстоит бороться вовсе не с ещё одним высосанным из пальца голливудским стихийным или космическим бедствием. Но с истинной, правдивой и хроникально засвидетельствованной, самой ужасающей и масштабной техногенной катастрофой в истории человечества. С ядерным катаклизмом, разверзшимся до ветхозаветных размахов невообразимого космогонического, практически лавкрафтовского ужаса. Одна только сцена с беснующимся в потусторонних неоновых сполохах расплавленным жерлом реакторного ядра способна легко и на равных соперничать с лучшими представителями кинематографической ниши ужасов…

    …сконструирован «Чернобыль», конечно же, не без прозападнической «клюквы» и вездесущей антисоветчины. Только здесь на это в процессе просмотра едва ли хватает времени вдумчиво отвлекаться. Ибо ремесленники телеканала HBO до того впечатляюще и мастерски состыковали жанровую последовательность напряжённого судебно-шпионского триллера, гнетущей мелодрамы, политической сатиры, героического эпоса и шокирующего разлагающимися от лучевой болезни заживо телами тошнотворного фильма ужасов, что оторваться при должной стойкости нервов и желудка не получается на протяжении всех пяти без малого часов хронометража. Нарратив работает с точностью и размеренностью механистического конвейера элитного немецкого автопрома. Тут вам и история Легасова-Щербины, в которой ученый и чиновник проходят весь путь от отторжения к искренней дружбе. И залихватское и немного надуманное расследование белоруски Хомюк, каковая выясняет все подробности аварии вопреки стараниям самой верхушки главка КГБ. Любой здешний персонаж, от чванливо-бесцеремонного станционного директора и по-молодецки глупого, сюицидально-отважного пожарника до туповатого, напуганного советского генерального секретаря и трусливого топливного министра находится пространственно и нарративно именно в той сценарной позиции, которая наилучшим образом вписывает его и изложенный рассказ в зрительское сознание…

    …и если в повествовательной структуре «Чернобыля» целиком ещё возможно найти огрехи, то визуально эта почти пятичасовая художественная лента едва ли не безупречна. Натурные съёмки возле самой АЭС выполнены с колоссальной и почти апокалиптической самоуверенностью. Магнетическая, жуткая и пугающая картина, сопровождаемая протяжными и угрожающими «радиоактивными» техно-аккордами исландской исполнительницы и автора музыки к ленте Хильдур Гуднадоттир, внушает неподдельный трепет своей грозной и смертельной величественностью…

    …нынешнее развёрнутое документально-художественное переложение тех шокирующих и ужасных событий — огромный авторский успех и просто превосходно выполненная работа. Да, порог вхождения вследствие крайней натуралистичности скоропостижно гниющих облучённых работников станции и первых ликвидаторов из числа военизированной пожарной охраны, массовых расстрелов поражённых радиационными изотопами одичавших домашних котят, щенков, собак и кошек — делают своё «чёрное» дело. «Чернобыль», несмотря на запредельные зрительские рейтинги, подойдёт далеко не каждому. А уж особо впечатлительным о просмотре и вовсе можно забыть — здешний грим по части физиологии отмирания кожных покровов и неудержимого геморрагического кровотечения отовсюду сразу выглядит действительно кошмарно и омерзительно. Но, всё же, настолько мастерской, высочайшего класса игры с подобным действительно неудобным контекстом доказывает — «Чернобыль» непривычно реалистичное заявление и очень внятный сигнал. Которые по просмотру оставляют зрителю чувства предельно смешанные и противоречивые. Но — откровенно живые и настоящие. Проще говоря, пищи для анализа и размышления и резко очерченных впечатлений лент даёт массу. И это ли разве не главное мерило качества и основная фиксация значимости для любого авторского творения?..

  • Брат 2 Отзыв о фильме «Брат 2»

    Боевик, Криминал (Россия, 2000)

    …героический эпос с мощнейшим нравственным символизмом…

    …продолжение культовой ленты Алексея Балабанова в 2000-ом начинается ровно там, куда нарративная кривая завела контркультурного народного мстителя Данилу Багрова (…всё тот же Сергей Бодров-младший, что и ранее…) в оригинальном «Брате» 1997-ого. Москва, шаржированная телепередача Ивана Демидова «В мире людей», Ирина Салтыкова в роли самой себя в недрах Останкинской телебашни. И далее гротеск повествования и сверхреалистическая манера подачи материала будет лишь нарастать. Леонид Якубович, Валдис Пельш, сауна с пивом, раками и фривольными гетерами на лёгком подхвате в горячечной раскадровке сменяются казённым банком криминально-финансового и практически инфернального здешнего антагониста Валентина Эдгаровича Белкина (…непередаваемо великолепный Сергей Маковецкий…). Столица древней Руси как-то не вполне заметно трансмогрифицирует в эпизодический нью-йоркский променад, из него расплываясь вне фокуса театрально-мафиозным Чикаго. И среди всех этих конфитюрных ракурсов и протяжных операторских проводок, Бодров с «братским» персонажем Виктора Сухорукова солируют в мракобесных погонях и жёстко спрессованных на одном длинном кадре перестрелках. Походя, с извиняющимися, злодейско-крокодильими ухмылками без устали и видимых совестливых угрызений укладывая трофейным вермахтовским автоматом MP 38/40 и музейным станковым пулемётом Максима образца 1910-ого горы трупов в общую могилу именного балабановского метафизического погоста отечественных философских боевиков…

    …«Брат 2» — это невероятная, конечно, история. При том, что в самом факте появление любого продолжения кроется вполне себе здоровая и живая симптоматика самой кинематографической культурной среды. Ведь наличие очередного витка импровизированной серии означает непременный успех творения предшествующего. Вывод, прав слово, довольно циничный и само собой меркантильный. Но в данном, конкретном случае цинизм не есть маркером негатива, скорее — просто подтверждающим веянием эпохального засилия капитализма нашего нынешнего бытия. Но несмотря на явную коммерческую подоплёку, Алексей Балабанов снимает второго «Брата» так, что — натурально громы, молнии и звёзды из глаз, а — голова кругом, волосы дыбом…

    …секрет беспримерного триумфа, цитатно-афористического терминологизма и увековечивания в истории «Брата 2», в отличие от первой части, спустя три года кристаллизовался у Балабанова несколько иным. Здесь зрителю под вывеской чернушной и сатирической криминальной трагикомедии предлагается вовсе не сумрачное и философичное развлечение, но транснациональная и разве только не космополитическая концептуальная притча. Которая, расцветая на фоне бессодержательного, беспощадного и бессмысленного жанрового утопизма тех лет, вкупе с тошнотворными мировоззренческими хлябями, выдаёт на экран концентрированную, жёсткую, сердитую и монолитную картину, манифест почитай что современной реальности. Да ещё и подкрепляя все повествовательные неологизмы и нарративную мифопоэтику предельно ясной схемой непрямого разъяснения сути происходящего. В том смысле, что все, кто не с нами и против правды — решительно и однозначно против нас…

    …Алексей Балабанов, словно заправский жонглёр перемешивает в вихре взлетающих жанров стёб, иронию, сказочные мотивы и научно-популярные мифологемы. Ведь если несколько абстрагироваться от «бандитских» мотивов, «Брат 2» — это настоящая восточнославянская былина, продолжение мистического обывательского духа. Где Данила Багров — эпический богатырь, вооружённый прописными истинами и по уютному простой жизненной моралью. В рамках которой, то, что не своё понятное и привычное родное — отторгающе враждебно и чужеродно. Этим лента к себе и притягивает — она родная и близкая. Автор и ведомые им персонажи разговаривают со зрителем на его же языке. А всё то, что ясно интуитивно и почти без словесных увещеваний, наделяет приятной уверенностью и верой в собственные силы. Верой в себя и в свой успех, как в свершившийся и непреложный факт. А за такое картину Балабанова стоит как минимум визуально приласкать. Лучше, естественно, неоднократно. Но и откровенно неплохо, если даже всего навсего на пару часиков экранного времени…

  • Брат Отзыв о фильме «Брат»

    Драма, Криминал (Россия, 1997)

    …экзистенциальная, философско-криминальная и поучительная трагедия…

    …уволенный в запас двадцатилетний ветеран Первой чеченской кампании, служивший с его собственных слов «…писарем при штабе…», Данила Сергеевич Багров (…Сергей Бодров-младший…) возвращается домой в захолустную провинциальную глубинку. Перспективы у семейного очага к нему естественно и решительно во временном и территориальном контексте постсоветского пространства середины лихих 90-ых никак не применимы. Отказавшись от предложения службы в местом районном отделении МВД и поддавшись упорным наставленческим настояниям матери, бодровский персонаж отправляется в город Санкт-Петербург к старшему брату Виктору (…Виктор Сухоруков…). По приезду выяснится, что герой Сухорукова уже давно и практически полностью отдался нелёгкому ремеслу профессионального наёмного убийцы и широко известен в узких криминальных кругах как «Татарин». А кроме того, он пребывает нынче, на момент братского воссоединения, в глубоком конфликте смертельных противоречий сразу с несколькими местными криминальными организованными преступными группировками. Младшему Даниле не остаётся ничего иного, кроме как вступиться за воспитавшего его в отсутствие отца единокровного брата Виктора…

    …в 1997-ом по-кафкиански абсурдистский и сюрреалистически-артхаусный, богемный режиссёр Алексей Балабанов совершил нечто невероятное и даже в своём собственном китчевом киноизмерении непоправимо экзотичное. Он спроектировал и воплотил на экране не просто художественную ленту, но практически ожившую картину-фотографию под простым и ёмким, но мощным и хлёстким как винтовочный выстрел названием «Брат». Причём сделал это таким образом, что картина ни в коем случае не задаёт тональность собственного просмотра. Актёрско-персонажные типажи здесь красноречивые и выпуклые, а мизансцены и раскадровки мастерски разграничены, не перегружены смыслами и происходящими внутри них нарративными событиями. При этом каждая из них сменяет следующую с ювелирной сообразностью, вовремя утекая в персональное повествовательное затемнение…

    …Балабанов максимально откровенно, отчаянно провокационно, удивительно поэтично и отвратительно страшно иллюстрирует цельный историко-культурный пласт на примере одного города, одного героя и одной истории о поиске смыслов внутри себя. Подгоняемый режиссёром сюжет развивается с математической логикой и баллистической точностью. Вместе с тем, в «Брате» оказывается вдоволь и самоиронии, и исповедничества. С достатком хлёстких диалогов и колоритных героев. А ещё, к немалому удивлению, балабановская кинопритча по сути, форме и послевкусию — замечательная объективизация настоящего романтического кино. Главная роль Сергея Бодрова, обладавшего уникальным, негранёной мощи актёрским дарованием, магнетизирует на себе весь фокус зрительского внимания своим непостижимым, отрешённым, первородным обаянием. Ныне, к величайшему, покойный актёр, взывает к сопереживанию в любых поведенческих обстоятельствах и лицедейских постановках. Одним лишь фактом своего появления в кадре, парой программных фраз и неловкой фирменной полуулыбкой…

    …«Брат» — много больше, чем просто криминальная, остросюжетная драма в жанре жёсткого гиперреализма. Гипнотически ранжированная история буквально обескураживает чистотой восприятия и практически утерянным сегодня искусством внушать неподдельный интерес к происходящему по ту сторону киноэкрана. Картина Балабанова на протяжении всего не очень протяжного хронометража незаметно, но настойчиво подталкивает зрителя к искреннему сопереживанию. А учитывая предостаточное отсутствие моралистской патетики и ударного националистичного пафоса, естественного, к сожалению, для современного отечественного конструирования киноматографической реальности, «Брат», неизбывно точно передавая мельчайшие подробности описываемой эпохи, и теперь спустя двадцать лет остался навсегда уже очевидно лентой о жизни в лучшем из вкладываемых в подобное жанровое определение смыслов…

    …творение Алексея Балабанова содержательно, своевременно, современно и соблазнительно. Будучи по любым меркам весьма скромным по постановочно-финансовому размаху, «Брат» — это полноразмерный шедевр. Коий равно велик и неподъёмен по глубинным смысловым вложениям, как и незамысловат по внешнему содержанию ударного молодецкого боевика. Но не стоит обманываться яркой этикеткой, перед зрителем нетленная классика, былина, подлинное достояние высоких искусств. Серьёзное и душевное авторское измышление, перед которым не стыдно ощутить себя трепетно и беззащитно. Ведь сила, настоящая сила, она, безусловно — в правде. В правде жизни. В правде истинных чувств и возвышенных душевными порывами бескорыстных деяний. В правде успехов и поражений, грехов и их искуплений. Сила истинная — она в правде радостей и печалей. В правде беззаветно, азартно, безудержно и безнадёжно любить. И непременно оказаться взаимно за это любимыми…

  • Высоцкий. Спасибо, что живой Отзыв о фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой»

    Биография, Драма (Россия, 2011)

    …грандиозно срежиссированный культ личности одного поэта…

    …в СССР на дворе 1979-ый. Эпоха застоя, грядущая Олимпиада-80, премьеры «Обыкновенного чуда» Марка Захарова, «Экипажа» Александра Митты и учреждение Дня советского кино. Ввод советских войск в Афганистан и самый расцвет популярности Владимира Семёновича Высоцкого (…беспощадно загримированный и компьютерно-отретушированный Сергей Безруков, говорящий голосом младшего сына Высоцкого — Никиты…). Главный организатор подпольных концертов известных артистов в Узбекистане Леонид Фридман (…Дмитрий Астрахан…) устраивает в Бухаре республиканские гастроли легендарного уже тогда барда и поэта. Сам Высоцкий имеет к этому моменту настолько прочную и глубокую наркологическую зависимость от «макового» алкалоидного опиата морфина, что неосторожно пропустив приём очередной дозы, до выступления совершенно точно имеет все шансы и не дотянуть вовсе. Параллельно с изложенным, в недрах узбекистанского главка КГБ вовсю идёт разработка спецоперации по пресечению деятельности организаторов «левых» концертов. Для каковых целей и укомплектована экстренная оперативная группа во главе с колоритным и фешенебельным полковником государственной безопасности Виктором Бехтеевым (…Андрей Смоляков…). Запас медикаментозно-наркотического допинга по законам жанра и исходя из специфики сценарного повествования, конечно же, заканчивается в самый неподходящий для этого момент. Импресарио и по совместительству двоюродный дядька Владимира Семёновича — Павел Леонидов (…Максим Леонидов…) совместно с ближайшим другом Севой Кулагиным (…Иван Ургант…) и личным Высоцкого доктором Анатолием Нефёдовым (…Андрей Панин…) срочно выписывают из столицы молодую и прекрасную возлюбленную поэта Татьяну (…Оксана Акиньшина…) с новой партией контрабандных веществ. Высоцкий, в свою очередь, вследствие невероятных нагрузок, постоянного ненормированного приёма указанных препаратов, обильного курения и вообще — крайне нездорового образа жизни в итоге переживает восьмиминутную клиническую смерть на полу гостиничного номера узбекского отеля «Зарафшан»…

    …документально подтверждённых фактов всей вышеизложенной фабульной цепочке трагических случайностей на сегодняшний день не зафиксировано. Показания же очевидцев и соучастников, естественно, не могут представлять из себя надёжные для утверждения доказательства. Равно как и опровергать действительность этой истории тоже особо нечем. В общем и целом, быль это или небыль сказать однозначно сложно. Но, тем не менее, именно данный скоротечный эпизод из жизни кумира миллионов режиссёром Петром Бусловым и сыном Высоцкого Никитой Владимировичем в ипостаси сценариста решено было перенести на большие и малые экраны. Вышел не биографический байопик, лента-концерт или картина-эпитафия. Зато конспирологический триллер и отлично закрученный детектив с признаками достоверности, без малого настоящим Владимиром Высоцким, полной и бесповоротной реконструкцией цельного среза той эпохи и очень трепетно и грамотно показанной работой спецслужб — сотворился, что называется, в полный восторг…

    …«Высоцкий. Спасибо, что живой» это, по всей видимости, наиболее двойственная, амбивалентная, странная и почти мистическая картина с музыкальным уклоном в отечественном прокате воспоследовавших по её премьере десяти лет. Технологически — творение автора знаменитого пост-советского криминально-бандитского и невыразимо чернушного «Бумера» почитай что безупречно. Прекрасный визуальный ряд, очаровательной теплоты аутентика и атмосферность происходящего, отличная звукорежиссура, блестящая актёрская труппа и мощнейшая постановка. Всё это не могло не выстрелить. После «Высоцкого…» уже предельно ясно — Буслов огромный талант. А его умение создавать нервную и цепляющую драматургию на абсолютно индифферентных началах с равномерным и постоянным её, драмы, усилением, делает из него нашего, практически, не стоит бояться такого резкого сравнения, Кристофера Нолана. Как бы клюквенно и пафосно данная сентенция не читалась…

    …нарративно и повествовательно лента местами проваливается в определённой степени дереализацию происходящего. И сцены со съёмками на бытовую кинокамеру одним из персонажей данный эффект призваны лишь дополнить и подчеркнуть. Тем не менее, «Высоцкий» в совокупности синтезировался настолько распирающе реальным, что порой во время просмотра сюжетность проваливается в предельный пост-панк, размывая ясность разумения какую из сценарных дверей автор откроет в следующий миг…

    …бусловская лента не перевернула знание, понимание и память о великом Владимире Высоцком, хотя многим и могло померещиться обратное. Режиссёр не показал на экране чего-то сверхъестественного, крамольного или эпатажного. Буслов снял, как бы кощунственно это не прозвучало по отношению к картине о настоящем человеке-легенде — очень авторское кино. А вот что из такого опыта получилось — решать каждому для себя. «Высоцкий…» не просто одно из главнейших событий в киномузыкальном пространстве отечественных экранизаций, но ещё и самое противоречивое. Понравиться абсолютно всем и превратиться в нашу «Богемскую рапсодию» ленте, конечно же, вряд ли удастся. Но что-то подсказывает — Буслову с младшим Высоцким этого и не нужно было. На данный момент они сделали то, о чём мечтает любой творец — показали свою историю именно так, как и задумывали. И в этом смысле «Высоцкий. Спасибо, что живой» пока что остаётся лучшим, самым громким и наиболее авантажным заявлением в подведомственном жанре последних лет как минимум десяти. Чем само по себе не завидное и достойное всяческих регалий и похвал достижение?..

  • Богемская рапсодия Отзыв о фильме «Богемская рапсодия»

    Биография, Драма (Великобритания, США, 2018)

    …выдающийся, глянцевый и правдивый киномузыкальный эпос…

    …«Богемская рапсодия» — это вывернутые до упора вверх ползунки громкости на электро-акустических усилителях. Это — неприлично громко, невероятно шумно и ослепляюще мелодично. Это — неправдоподобные, до слёз чистого счастья из слушательских глаз, щемяще идеальные гармонии, сюиты и пассажи. «…Рапсодия» — это кристальной выделки и божественной огранки ностальгия, фантазия, фантасмагория и сказка в одном флаконе. Но ведь вы же и правда не думали, что фанаты, адепты и поклонники всемогущих «Квинов» действительно хотят знать все бытовые, нечёсаные и сермяжные истинности о собственных идолах? Нет, каждый, кто хоть раз прикоснулся к творчеству одной из лучших рок-команд прошлого тысячелетия, хочет решительно и точно только лишь одного. Ощущения живого концерта, дрожи в коленях, восхищения и экстаза. Даже музыкального оргазма, если угодно. Да такого, чтобы пару часов кряду орать как умалишённый, подвывая от восторга в особо ударные моменты любимых хитов. А после вернуться домой всклокоченным, охрипшим и окосевшим от лавины эмоций и впечатлений. Чтоб потом уже до полночи не спать, просматривая на обратной стороне век намертво отпечатавшиеся там особо понравившиеся фрагменты кумирского выступления и подёргиваться на домашнем лежаке в такт звучащих исключительно в вашем слуховом аппарате концертно-роковых увертюр…

    …вот потому и лента у режиссёров Брайана Сингера и Декстера Флетчера даже не старается рассказать, что там такого происходило в черепной коробке головного мозга у Фредди Меркьюри в тот или иной момент его ослепительно яркой, но такой удручающе короткой жизненной биографии. Взамен этого авторский дуэт при активном и прямом содействии всех наличествующих и ныне здравствующих участников совершенно бесподобной и по сегодня неподражаемой рок-группы «Queen» — гитариста-виртуоза Брайана Мэя и барабанщика-мультиинструменталиста Роджера Тейлора — превращают историю возникновения, становления и успеха легендарного ВИА в некий культурно-мифологизированный, исключительно и беспредельно музыкальный, слегка ироничный и немного драматизированный байопик. Хронологически проходя отрезок с первого знакомства участников в далёком 1970-ом до их бессмертного выступления на международном, историческом благотворительном муз-фестивале «Live Aid» 13 июля 1985-ого года…

    …и в этом, в таком подходе, есть не только разумный, коммерческий резон. Главный довод в пользу подобного киноформата — это, в первую очередь, сам Фредди Меркьюри. Который даже при условии не слишком тесного знакомства с его жизненными вехами, является практически идеальным героем для кинематографа. В хронологии его жизнеописания, в чувстве стиля, в эксцентрике искромётного таланта и в сценической серьёзно-напускной, почти сектантской буффонаде не нужно вообще ничего додумывать. Достаточно всего навсего не раствориться в патетике и ни съехать в ненужную пошлость. К счастью, образ фронтмена и вокалиста «Queen» уже находится на несколько ступеней выше всех этих «мирских» несуразиц. Увидеть и прочувствовать данную магнетику можно взглянув, хотя бы и мимолётно если у вас это и правда получится, на любое архивное концертмейстерское действо легендарной команды. Пары десятков минут вполне хватит, дабы лично увидеть, сколько энергии и артистизма было во Фредди. Какие мощности ритма и экспрессии разрывали его изнутри. Что, в конце концов, творил он с сонмами людей в залах и на стадионах. Такого калибра музыкального гения-безумца, если бы вдруг по какой-то трагической и нелепой случайности его не существовало бы в нашей реальности, обязательно и непременно стоило бы выдумать…

    …и вот, под самый занавес ткань нарратива «Богемской рапсодии» вдруг с треском рвётся, перемещая из середины восьмидесятых в зрительский хронопласт всамделишного, живого Меркьюри, повелевающего легчайшим мановением кисти и тончайшими вокальными колоратурами многотысячным королевским стадионом «Уэмбли». И вот в этом моменте, длящимся божественную, богемную, бесконечную половину одного реального часа сразу становится ясно, для чего была вся эта история. Она для тех, кто был, уже является и ещё только станет свидетелями невероятной, небывалой, невиданной притчи о четырёх сумасшедших музыкантах. Каковые когда-то немыслимо давно объединились под лаконичным и пафосным сценическим поименованием «Королева». И встали вместе на одной концертной площадке, чтобы показать — у них ведь на самом деле не было никаких ни сценических, ни студийных образов. «Квины» на сцене — единственные настоящие. Освобождённые от оков социальных комплексов, национализма, расизма и сексизма. Любящие весь мир целиком и ответно, взаимно, безумно им, миром, любимые. Шоу же, не имейте сомнения, должно и будет продолжаться. Оно просто не может, не должно и не имеет никакого права закончиться. Это Шоу пребудет в вечности. Ведь иначе и быть не может, да и никогда не могло…

  • Жестокий романс Отзыв о фильме «Жестокий романс»

    Драма, Романтика (СССР, 1984)

    …рязановский шмель да на михалковский хмель…

    …«Жестокий романс» режиссёра-тяжеловеса Эльдара Рязанова давно уже перешёл в ту плоскость существования, когда пересказ основных слагающих его сюжетной составляющей, критика, упрёки или же чьи-то разочарования никоим образом повлиять хоть сколь-нибудь заметно на общее зачётное резюме восприятия данной картины не в состоянии. Вот уже скоро четвёртое поколение почитателей отличных, умных, прекрасно снятых, великолепно сыгранных и безукоризненно поставленных мелодраматических кинотеатральных экзерсисов с наслаждением, а особенно прочувствовашиеся — даже и с благоговением, смотрят и пересматривают вновь и вновь это поистине бессмертное творение великого советского режиссёра…

    …экранизация пьесы гениального трагикомического драматурга Островкого «Бесприданница» — довольно смелый шаг даже для Рязанова, безо всяческих скидок на. Несомненен факт того, что сценарно «…Романс» во многом отступает от буквы и смысла пьесы. Однако внесённые коррективы почти всегда не затрагивают основополагающие моменты «Бесприданницы». Особенности широты и разнообразия кинематографа позволили отойти от некой камерности сценического искусства и создать настроение ленты трогательным, живым, свободным и искренним. Хватает буквально одного взгляда на присутственную конструкцию задействованных актёров и сыгранных ими персонажей, чтобы понять следующее. Если в пьесе Островского решительно каждый герой по большому счёту одномерен и вмещает в себя какую-либо одну характерную поведенческо-моралистическую идиому, то в картине Рязанова они по-живому, по-настоящему и по-человечески сложносочинённые и противоречивые. Их поступки, слова и взрывы страстей заставляют зрителя самому вовлекаться в происходящее на экране, пытаясь понять и проникнуться мотивами и сущностью действий персонажей. Естественно, колоссальная заслуга актёрского ансамбля во многом и определила грандиозный зрительский успех «Жестокого романса» и обеспечила ленте увековечивание в отечественной и мировой кинематографической истории…

    …титульное и заглавное трио артистов-исполнителей прекрасно сверх всякой меры. Да, дебютантка Лариса Гузеева, воплощая на экране младшую наследницу обедневшей, но всё ещё достаточно знатной семьи Ларису Огудалову, очень и очень старается соответствовать двум своих маститым партнёрам — Никите Михалкову и Андрею Мягкову, сыгравших, соответственно, Сергея Сергеевича Паратова, потомственного дворянина и владельца судоходной компании и Юлия Капитоновича Карандышева, небогатого почтового чиновника. Старается Гузеева, на пределе собственных возможностей и способностей старается, это легко читаемо при её появлении в кадре. Но наряду с глубоко темпераментными мизансценами присутствуют у неё и эпизоды, сыгранные откровенно скованно и без должного вдохновения. Или напротив — переиграно, чересчур сентиментально или нарочито драматизировано. Очевидно, понимая это, Рязанов в сценах с её участием почти всякий раз смещает фокус повествования, выдвигая на первый план её опытных партнёров…

    …пара противоборствующих Михалкова-Паратова и Мягкова-Карандышева получилась прямо на загляденье. Первый, в исполнении Михалкова — невероятно яркий, тонкий и сложный образ. Сергей Сергеевич — озорной, жизнерадостный, лощёный барин. Привыкший жить не столько на широкую ногу и с ощущением достаточной вседозволенности, сколько одним единственным настоящим мгновеньем. Не задумываясь он окунается во внезапно нахлынувшие порывы страстей. Его невероятно тяжело воспринимать как плута и искусителя, особенно в сцене когда он с плохо сдерживаемыми слёзами в глазах, срывающимся и обнажающим его истинные чувства, хриплым и тихим голосом говорит Ларисе о своей помолвке, зажав сигару в дрожащих от волнения руках. Второй, почтовый чиновник Карандышев — очевидно и глубоко несчастен и одинок. В своих внутренних страданиях, усиливающихся от общей своей никому ненужности, изнывая от никчёмности, полностью осознавая собственное ничтожество, он сам себе становится глубоко противен. И героиня Гузеевой представляется для него не просто любимой женщиной, как для михалковского Паратова, но настоящим светом в безоглядной мрачности его погрязшей в тенях души, шансом отринуть наконец свою ничтожность…

    …но, в сущности, конечно же, и в более широком смысле, Рязанов, используя в качестве режиссёрского приёма восхитительные природные пейзажи, перешёптывающиеся рощи деревьев, бескрайне-шумящую реку-Волгу, дымящиеся белоснежные пароходы и взмётывающиеся пестротой цыганские юбки, сумел донести до зрителя каторжное, изматывающее чувство предельной одинокости. Не зря персонажи здесь часто и незаметно покидают друг друга, вглядываясь взаимно в глаза и души после этого сквозь дверные проёмы и стеклянную лазурь прозрачных окон. Вот, по разумению автора, и есть он — главный враг всех прекрасных душевных порывов и искренности взаимных чувств. Ведь именно всепожирающее одиночество, жуткое и необъятное, поражает гнилостной порчей всякую душу, наполняя её жутковатой тоской. Оно, возникая из инертного бытового непонимания и усталого равнодушного неприятия, одинаково мешает нам любить и быть любимыми. И «Жестокий романс» призван дать свой горький и печальный урок — какой драмой подобное слепое потакание настолько разрушительному чувству может обернуться…

  • Шери Отзыв о фильме «Шери»

    Драма, Комедия (Германия, Франция, Великобритания, 2009)

    …волшебная экранизация классического любовного романа…

    …«Шери» едко-ироничного британца Стивена Фрирза, как и положено изысканному десерту от кинематографа, приводит в восхищённый трепет уже в момент импровизированного пролога. Закадровый конферансье выразительной артикуляции и лирической колоратуры медовым баритоном окунает заворожённого зрителя в виньеточный культурно-эротический ликбез. Оказывается, французские куртизанки и прочие труженицы рынка вожделенческих услуг с, гхм, альтернативной социальной ответственностью на стыке XIX-ого и XX-ого столетий произвели не вполне и широко заметную, но, тем не менее, вполне осязаемую при близком ознакомлении чувственную революцию. Превратив своё глубоко коммерческое, по сути, занятие в чистейшей огранки высокое искусство. А самым известным из них, так и вовсе удавалось менять наследных принцев и прочих венценосных любовников из титулованных монарших династий континентальной и островной Европы подобно предметам выходного гардероба. И вдохновлять промышленных магнатов с финансовыми воротилами самозабвенно тратить на объекты своего обожания миллионы в первом подвернувшемся ювелирном бутике…

    …на этой одновременно тонко волнующей и грациозно смущающей ноте в повествование, словно белоснежные, морозные сливки в чёрный как сама полночь, обжигающий кофе, плавно и нежно вливается элитная парижская куртизанка, обворожительная Лея де Лонваль (…Мишель Пфайффер…). Вплотную приблизившись к собственному полувековому юбилею, но сохранив девичью стройность и стать, ослепительно прекрасная мадемуазель де Лонваль, обзавёвшись за годы упорного труда контрольными пакетами акций топливных мануфактур, роскошным розарием и уютным особнячком, тешит себя мечтами о заслуженном отдыхе в компании озорного, симпатичного и ласкового жиголо…

    …по воле лукавого случая, искомый адюльтер находится совсем рядом. Это молодой отрок ещё одной жрицы любви, отставной теперь уже и расплывшейся всем силуэтом мадам Шарлотты Пелу (…Кэти Бэйтс…). С карикатурно-абсурдистскими повадками кэрролловской Королевы Червей, истерическим по любому поводу хохотом, сумасбродными не к месту остротами и пошловатым, издевательским зубоскальством. Смазливый как девица её наследник зовётся Фредом Пелу (…Руперт Френд…), прозывается андрогинным поименованием «Шери», наделён насмешливой юношеской грацией, длинными махровыми ресницами, шелковистым печальным взором и изысканной «форельной» изогнутостью томных глаз. Он одновременно избалован и одинок, развратен и никогда не знал настоящей любви. Зародившийся как дружеский шуточный каприз, роман Леи и Шери перерастает в глубочайшую чувственную влюблённость с магнетической привязанностью, затягиваясь на долгие шесть лет. До того момента, когда грезящая внуками Шарлотта провоцирует нарочито принудительную женитьбу Фреда. Но даже подвергаясь подобным ограничениям, взаимная симпатия и преданность Шери и Леи друг к другу не позволяет ни нарушить, ни оборвать связавшую их близость чувств…

    …живой классик британского кинематографа Фрирз поставил свою дивную, как летнее сновидение под бесконечно звёздным небом и нарядную, словно живописное полотно красочной венецианской ярмарки, «Шери» в 2009-ом по роману французской мастерицы слова и пера, фривольной гедонистки, творившей под изящно кратким псевдонимом Колетт аккурат во времена той самой прекрасной эпохи на стыке веков. Режиссёрский гений из тончайших, невесомых нитей увлекательности, сопереживания и душевности соткал костюмную мелодраму о превратностях настоящих и искренних чувств невыразимо легко и в лучших традициях искуснейшей выделки любовных романов. Да ещё и сделал это так, что результатом творения из демиургического небытия возникла живая и очаровательная сказка для взрослых. С доподлинной невыдуманности грациозными замками, полными светлых и радостных мечтаний. С коварной мрачности и головокружительной высоты башнями, скрывающими угрюмые тайны и прекрасных дев в невольном заточении. С дремучими и призрачными бескрайними топями и светло-золотистыми безмятежными рощами. Раньше на желтовато-песочных пергаментных свитках о таких местах художники-картографы делали завитушечные пометки о том, что, дескать, именно здесь и водятся жар-птицы, огнедышащие змеи, чародеи и эльфы, волшебники и единороги. А истинные витязи на просторах этих сказочных земель завсегда и с беззаветной смелостью бросают вызов любым опасностям и авантюрам ради своих возлюбленных сердечных избранниц, предназначенных им самой судьбой. И если вы никогда в подобные романтические истории не верили — самое время добавить в личный список просмотра именно ленту «Шери». Вот увидите, чудеса всё-таки обязательно случаются. Как по обе стороны киноэкрана, так и снаружи хрустящих от вожделения книжных страниц. В них нужно просто поверить…

  • В августе 44-го Отзыв о фильме «В августе 44-го»

    Боевик, Военный (Беларусь, Россия, 2001)

    …«…товарищ капитан, бабушка — приехала!..»…

    …на землях освобождённой от германских войск Белоруссии, в глубоком теперь уже красноармейском тылу активно действуют вражеские агенты. Оперативной группе контрразведчиков СМЕРШа во главе с капитаном Павлом Алёхиным (…Евгений Миронов…), поставлена боевая задача обезвредить особо опасную разведгруппу противника. Положение приобретает принципиально иной масштаб, когда внезапно выясняется, что работа абверских разведчиков в регионе направлена на подрыв стратегической операции советских войск в Прибалтике. С этого момента ставки взлетают, фактически, в стратосферу — весь комплекс розыскных мероприятий взят под контроль Иосифом Виссарионовичем персонально. И теперь уже принято решение проведения масштабной спецоперации по полному и бесповоротному прочёсыванию местности по всем периметрам с максимальным вовлечением маршевых рот НКВД. Алёхин, конечно же, понимает, что подобное будет означать кромешный провал всех ранее достигнутых сотрудниками СМЕРШа успехов. А кроме того — выявленные германские агенты с почти стопроцентной гарантией будут уничтожены при задержании, что полностью обнулит возможности вскрытия агентурной сети Третьего Рейха в подведомственном районе. Ну, и в качестве неприятного дополнения — развёртывание такого калибра войсковой деятельности непременно будет означает, что контрразведка со своими задачами не справилась, а следовательно — командованием будут сделаны однозначные выводы с вполне ожидаемой крайне негативной коннотацией. Капитан сотоварищи идут, что называется, ва-банк, отыскивая единственную связующую ниточку и устраивают отчаянную засаду…

    …секрет оглушительного успеха военно-исторической детективно-остросюжетной драмы «В августе 44-го…» 2001-ого года выпуска за авторством режиссёра Михаила Пташука крайне незамысловат, на самом-то. Дело в том, что данная лента снята максимально приближено к материалу, фабуле и букве своего литературного первоисточника — романа «Момент истины» писателя-прозаика Владимира Иосифовича Богомолова. В прошлом, кстати, являвшегося, помимо многого прочего, штатным сотрудником МГБ СССР. Упомянутая книга объективно и без лишних слов — одно из лучших произведений советского периода про войну в своей жанровой нише. Роман был переведён более чем на двадцать языков, а одних только отечественных переизданий «Момента истины» насчитывается сейчас около девяносто пяти. И, при таких художественно-прозаических корнях, не получиться мощным психологическим триллером самого высокого пошиба у «…44-го…» попросту не было никаких шансов…

    …кинопродукцию, основанную на реальных событиях периода Второй мировой и сейчас, спустя почти два десятка лет после выхода ленты Пташука, пытаются делать практически все кому не лень. Получается, что правда, далеко и совсем не у всех. Хотя бы и с многомиллионными сметными расчётами в свободно конвертируемом эквиваленте. И это при том, что «В августе 44-го…» предельно положительного результата удалось добиться откровенно архаичными кинематографическими средствами. Здесь нет вообще никакого остросюжетного нагнетания. В кадре — тёплый солнечный свет, мягкий и бархатный завершающий летний месяц. В фоновом ракурсе — непрерывно текущая землистая масса пехотинцев и военной техники, нескончаемо от восхода до заката льющаяся на Западный фронт. Всё необходимое психологическое напряжение достигается лишь невероятной работой актёров с мимикой, игрой и выражением их лиц. Нервный физиономический накал страстей в крупных планах заряжает зрителя беспокойством похлеще тревожной музыки и выпрыгиваний роялей из кустов в иных, сходных по жанровому цеху картинах…

    …«В августе 44-го…» — драгоценнейший пример изящного переплетения лучших жанровых приёмов старого и нового отечественного кинематографа. В Советском Союзе ленты о народный подвигах Великой Отечественной натурально фаршировали до избытка атмосферой неопределённости, беспокойства и тревожного ожидания для максимального и широчайшего возбуждения зрительского интереса. Нынче же сами героические действия рядовых бойцов и офицеров Красной Армии конвертируется в объёмную фактуру для остросюжетного кино. Пташук, возможно, был первым, кто синтезировал блистательный купаж из серых, бескровных военных гимнастёрок и грузовиков, вязнущих в белорусской распутице и мощнейших крупных планов с закадровыми программными монологами персонажей и напряжённой игрой лицевых мышц в спонтанный, но невероятно эффектный жанровый антураж. С полным, надобно отметить, отсутствием клюквенных ура-патриотических и вообще любых идеологических предустановок. А это, согласитесь, уж одного двух просмотров стоит точно и наверняка…

  • Статский советник Отзыв о фильме «Статский советник»

    Детектив, Драма (Россия, 2005)

    …непередаваемо изящный ретро-политический детектив…

    …в прямом и директивном пересказе «Статский советникъ» Никиты Сергеича Михалкова может показаться весьма трудновпитываемым политико-детективным мракобесием. Судите сами. В вышедшем изнутри известнейшей бестселлерной литературы гениального писателя Бориса Акунина о похождениях аристократичного сыскаря и тайного агента Эраста Петровича Фандорина, сложносочинённом кинематографическом междупутье 2005-ого целиком и полностью всю сто девяносто и одну экранную минуту режиссёрской версии здесь кишмя кишат герои и злодеи, заговоры и сговоры, подпольщики и сочувствующие, шпионы и провокаторы, предатели и конспираторы. Всюду, куда взор не кинь — сплошь приходиться натыкаться на правды официозные, версии установленные, факты пристрастные, группы террористические и истины революционные. У управляемого Михалковым вручную молодого и не вполне ещё заслуженного режиссёра Филиппа Янковского получилось вплотную приблизиться, едва ли не за малым нос к носу практически, к филигранно выверенному бумажному акунинскому первоисточнику. У рекомого маститого литератора завсегда и в каждом творении фандоринского цикла присутствует цельный ворох великолепно выписанных персонажей и происходящих с их участием событий. И втиснуть подобное сугубо книжное роскошество в заведомо более скоротечный кинотеатральный формат — взаправдашний режиссёрский подвиг. Стоящий как минимум восторженных поздравлений и многократных упоённых пересмотров единственной на текущий момент визуальной реализации «Статского…»…

    …хотя и номинально, казалось бы, мэтр Михалков режиссёрское кресло уступил младшему Янковскому, для себя обозначив всего только «сдержанные» обязанности генерального продюсера, художественного руководителя и исполнителя одной из главнейших ролей картины — коварного генерала Пожарского — характерно-профессиональный, мастерский отпечаток ведомственной михалковской студии кинотворчества «ТриТэ» в «Статском…» виден временами даже и, что называется, с широко закрытыми зрительскими глазами. Авторская компетенция и искушённость с прибавкой в уравнение ленты созвездия знаменитейших и даровитейших актёров неминуемо превратилась в превосходное и незабываемое экранное действо…

    …персонажа Фандорина здесь поистине блистательно сыграл великолепный Олег Меньшиков. Задача конвертации книжного персонажа выполнена попросту идеально. Статский советник Эраст Петрович сотворился в картине чистейшим и подлинным аристократом, не подвластным никаким чрезмерно суетливым веяниям эмоциональных и треволнительных порывов. Именно таков Фандорин в бумажном оригинале, одинаково хладнокровно справляющийся и с неудачами, и с победами. Профессионал и специалист, которого невозможно выбить из колеи или обескуражить. Сам создатель — Борис Акунин — в одном из интервью проговаривался, что именно Олег Меньшиков, в его авторском измышлении, наиболее совершенно вписывается в рамки, заданные для известного выдуманного детективного героя. Террорист, революционер и бомбист Григорий Гринберг по прозвищу «Грин» у Константина Хабенского как и должно — холоден, умён, расчётлив и в необходимой мере отчаян. Взбалмошная, эмоциональная и чувственная Эсфирь Литвинова, изящная любовница Фандорина, исполнена актрисой Эмилией Спивак прямо на загляденье. Жандармского отдельного корпуса полковник Бурчинский (…Фёдор Бондарчук…), генерал-губернатор и князь Долгорукий (…Олег Табаков…), начальник полицмейстерских агентов Мыльников (…Михаил Ефремов…), налётчик Богоявленский по кличке «Козырь» (…Владимир Машков…) — абсолютно все главные герои неподражаемы и великолепны. Но венчает, возглавляет и за малым разве только не затмевает, естественно, всю эту талантливую плеяду — пребывающий на полной самоотдаче и вершине лицедейского мастерства Никита Сергеич Михалков со своим подлым и сноровистыми, несколько карикатурным Пожарским. При появлении этого персонажа от экрана решительно даже на долю секунды невозможно отвести восторженного взгляда. И в этом идеальное совпадение с первоидеей, ведь измерение «Статского…» — вовсе не экшен, здесь весомость определяется в первую очередь сильной персонажецентричностью и характерностью…

    …великолепна, нужно отдать должное, в ленте операторская работа. Изображение живо и натурально играет красками, фоновой ретушью и пересветами. Необходимо разнообразны цветовые гаммы и их решения. Появление на экране революционеров высветлено в холодных, мрачновато-синих и угрюмо-серых тонах, всё вокруг них пронизано сумрачным холодом. При Фандорине действие окрашено оказывается по большей части нейтрально, сдержанно и успокаивающе. Государственные и имперские покои пресыщены тёплыми, светлыми тонами концентрированной насыщенности. Пёстрая свежесть царских контор и присутственных мест ориентирует зрителя на оптимистический, весёлый настрой. На противовесе места явки террористов вмораживают зрителя в разрушительный и упаднический уклад…

    …«Статский советникъ» — напряжённая, сногсшибательно срежиссированная, аппетитно снятая и поставленная, интеллектуальная детективная история с восхитительной мерой серьёзности, юмора и романтики. Кинематографический рассказ, безмерно приятный во всех ракурсах — внутри и анфас, в профиль и снаружи. Единственный доподлинно известный минус в котором — настоятельная рекомендация к просмотру именно телевизионной, расширенной режиссёрской версии. На более чем шесть десятков минут более длительной, а значит — гораздо более полной и дарящей ещё больше времени для наслаждения этой поистине самой лучшей сегодня интерпретацией романов Бориса Акунина. Ведь это же и есть самое настоящее волшебство, когда на экране и в зрительском восприятии неожиданно, но так необходимо ожидаемо расцветают и оживают колоритные герои и талантливые рукописные истории, любовь, азарт и страсть, преступление и наказание, благородные порывы, идейные необходимости и обыкновенно повседневные, но необычайно важные человеческие чувства…

  • Ликвидация (сериал) Отзыв о фильме «Ликвидация (сериал)»

    Детектив, Драма (Россия, 2007)

    …реальная правда переживания вымышленных обстоятельств…

    …остро-детективная телевизионно-художественная «Ликвидация» режиссёра Сергея Урсуляка — творение по своему внутреннему наполнению предельно концентрированное, мультиуровневое и многосмысловое. Призванное, кроме прочего, в значительной мере способствовать не только лишь затрагиванию дедуктивных зрительских рецепторов наслаждения, но и не в последнюю очередь его, зрителя, внутреннего эстетского самоощущения. Хитросплетения стартуют ещё в непосредственный момент поиска идеи для воплощения «Ликвидации». Ведь в основу сценария картины Урсуляка был положен одноимённый роман писателя-историка Вячеслава Бондаренко. Текст которого оказался написан под серьёзным впечатлением от хранящегося и по сей день в музее истории МВД Одесской области дневника замначальника областного УГРО по борьбе с бандитизмом, подполковника милиции Давида Михайловича Курлянда. Каковой, в девичестве был, естественно, никакой не «Михалыч», а самый взаправдашний Менделеевич. Нынче оказался увековечен посмертно личным памятником, установленным у входа в областное Одесское управление внутренних дел по улице Еврейской. Ну и теперь вот в 2007-ом стал оперуполномоченный Курлянд уже реальным прототипом для экранного Давида Марковича Гоцмана (…Владимир Машков…)…

    …целиком исполненная в уютной послевоенной желтоватой сепии и награждённая на самом своём старте телепоказа гигантскими зрительскими рейтингами, «Ликвидация» поразительно воссоздаёт одесское лето 1946-ого. С прибытием в город опального маршала Жукова (…Владимир Меньшов…), разгневанного разгулом местного криминалитета и бросившего в усиление милиции всю мощь подчинённой ему советской военной машины с приказом расстреливать на месте захваченных с оружием бандитов. Здесь, кстати, с помощью самодурского контрапункта в поведении Жукова, создатели несколько завуалированно, но всё же довольно несложно просматриваемо, проводят к зрителю своеобразную идиому о том, что в деле ликвидации организованной преступной сети неизмеримо важнее оперативный, следственно-розыскной профессионализм уголовного розыска, а не безрассудный военный напор высшего армейского командования…

    …стержневая интрига и главный антагонист «Ликвидации» — глубоко законспирированный специальный агент разведки проигравшего войну Третьего рейха, скрывающийся под псевдонимом «Академик» — с течением хронометража ленты превращается в покров, окутывающий все подспудные линии повествования. Сдёрнуть который, докапываясь до истины, не получается до самой последней серии. Режиссёр Сергей Урсуляк и автор сценария Зоя Анатольевна Кудря исключительно профессионально удерживают главное фабульное откровение в заэкранном закулисье. Предлагая зрителю энергично гадать и до последнего истошно и тщетно доискиваться до глубинного смысла детективного действа, происходящего на экране. Но и здесь нас поджидает несомненный авторский подвох. Все сложносочинённые виражи, хитрые иллюзии, потайные и неожиданные метаморфозы — всего лишь только оболочка, растянутая на настоящих сюжетных опорах «Ликвидации» — мелодраматических любовно-эмоциональных линиях отношений центральных персонажей со своими женщинами. А героя Машкова — так ещё и с усыновлённым мальчишкой. И в этом смысле актрисы подобраны поистине чудесно. Изысканная и чувственная Ида Кашетинская (…Ксения Раппопорт…), возлюбленная боевика-разведчика Чекана (…Константин Лавроненко…). Умилительно-капризная и очаровательно грубоватая певица Тоня Царько (…Полина Агуреева…), подруга и главная любовь колоритного военного прокурора Виталия Кречетова (…Михаил Пореченков…). Наконец сдержанная и строгая Елена Брунер (…Лика Нифонтова…), женщина подполковника Гоцмана — все женские образы и их истории остаются в памяти много дольше динамичных перестрелок, погонь, уловок и прочих остросюжетных перипетий…

    …благодаря уклону в жизненность и характерность повествования, как ни странно это признавать, «Ликвидация» состоялась поразительно успешным примером современного художественного мифотворчества. Одесский еврей Давид Маркович Гоцман сейчас за десять лет от момента премьеры превратился в нарицательного мифологического персонажа. Фольклорного, практически. Наряду с комдивом Чапаевым и ментом Жегловым. И данный факт мифологизации позволяет сходу отметать все явные и надуманные исторические недостоверности картины. Ведь авторы, не скрываясь и не увиливая, создают историю послевоенной Одессы в пограничной зоне на грани исторической выдумки. Но именно такова великая сила искусства. Художественная достоверность воображаемого способна пересилить достоверность подтверждённых фактов. А художественная правда воплощенных образов — взять верх над истиной реальной истории. Красивые вымыслы, как и стройные формулы, почти всегда становятся более достоверны, чем их прообразы. Да и есть ли разница? Ведь случившее было так давно, что и неизвестно, где правда, а где поздний вымысел. И была ли эта история на самом деле? Об этом знают разве только каштаны на Французском бульваре, Чёрное море и город Одесса…

    …по завершению просмотра и осмысления, «Ликвидация» ничуть на самом деле не копирует бессмертное «Место встречи изменить нельзя». Лента откровенно и искренне спорит с детективной классикой. В говорухинском творении основной тематический удар состоял в визуализации и придании вещественного объёма смысловому коллективному, а потому — в определённой степени обезличенному противостоянию законности и справедливости беззаконию и праву сильного. Урсуляковский лейтмотив, отзвук которого с каждой следующей сценой только нарастает, особенно драматичен в силу того, что пребывает в душе в сердце главного персонажа — Давида Гоцмана. Поднимающемся в личной правде и над ней, в своих живых чувствах. И в какой-то момент доказывающий, что на самом деле абсолютно не важно, кто скрывается за кличкой «Академик» и чем тут всё закончится. Важно другое. Знать — где твоя правда, и знать когда за неё нужно сражаться. Чувствовать — кто к тебе ближе и роднее всего. И бороться не за себя, в первую очередь, но за тех, кто важен, нужен и любим. Без кого — попросту никак нельзя. Да и не получится по-настоящему в жизни ничего и никогда…

  • Бригада (сериал) Отзыв о фильме «Бригада (сериал)»

    Драма, Криминал (Россия, 2002)

    …криминальная и поучительная повесть о героях нашего времени…

    …завязка сюжета пятнадцатисерийной, в почти семьсот пятьдесят минут экранного хронометража телевизионной новеллы «Бригада» 2002-ого выписана режиссёром Алексеем Сидоровым с явной оглядкой на общие уложения и почти в полный рост по архетипическим лекалам культовой нарративной хрестоматии «Тысячеликий герой» американского исследователя сравнительной мифологии Джозефа Кэмпбелла. Трудно представить более «классическую» фабульную интригу, чем месть, которая преследует преступление. Александр Николаевич Белов (…Сергей Безруков…), по всем выписанным штатовским профессором ещё в далёком 1923-ем году структурным шаблонам, совершает мономифическое путешествие в несколько этапов. Он, как настоящий герой эпоса и предания, получает героический же вызов на противоборство с самими силами стихий — смертельным водоворотом эпохи лихих отечественных девяностых. Интуитивно ведомый антагонистической элементально-противостоящей сущностью отставного оперуполномоченного Владимира Евгеньевича Каверина (…Андрей Панин…), направляемый сугубо отрицательными назиданиями почти сверхъестественного наставника из КГБ-ФСБ Игоря Леонидовича Введенского (…Алексей Кравченко…) и поддерживаемый помощью союзников Холмогорова, Пчёлкина и Филатова (…Дюжев, Майков и Вдовиченков соответственно…) герой проходит сквозь необходимые суровые испытания. В финале сталкиваясь с наиболее тяжёлым из них — трагической смертельной потерей. Приняв которую, он вынужденно проходит через метафорическую смерть и воскресение, получая заслуженную награду возвращения в привычный мир и обретения жизненного счастья и душевного умиротворения со своей возлюбленной Ольгой (…Екатерина Гусева…)…

    …выбранный форматный телеподход неизбежно приводит к определённой пространности, избыточности и неспешности повествования. Большое количество сюжетных отступлений и растянутых общих планов, вкупе с нарезкой картины на сорокаминутные пассажи (…без учёта перехлёстывающих сцен предыдущих серий, вступительных и завершающих титров…), в известной мере не вполне идут на пользу общему крайне позитивному впечатлению от творения Алексея Сидорова. Что правда, учитывая самый факт первой и дебютной работы в качестве режиссёра и сценариста, его «Бригада» выглядит величественно и респектабельно. Смотрясь более чем достойно и с впечатляющим уровнем профессионализма. Находясь и сегодня, спустя почти два десятилетия со дня премьерного показа, на недостижимой для подавляющей части отечественной телевизионной продукции высоте…

    …ещё одна заведомая слагаемая успеха ленты состоит в том, что за показной, по серьёзному проникновению в суть, историей о пресловутой романтизации криминального мира, в «Бригаде» к удивлению, просматриваются темы не столько смелые или крамольные для публичного обозрения, но и довольно табуированные даже в сегодняшние дни всеобщей показной толерантности, терпимости и свободы выражения мыслей и смыслов. Преступники здесь — да, безусловно, демонстрируются с ярко выраженными и легко считываемыми отрицательными ударениями. Несмотря на выпуклость их ситуативно-жизненных принципов-«понятий». Но и безликие, безымянные в основной своей серой массе сотрудники-спецслужбисты, руководствующиеся исключительной «государственной целесообразностью», включающей в себя аморальное с обывательской и общечеловеческой точек зрения кураторство и культивирование организованных преступных сообществ, сбыт и распространение наркотиков и поставки тяжёлого вооружения чеченским боевикам-повстанцам, с полным, практически, отсутствием рефлексии по всем этим поводам, не настраивают зрителя на слишком уж сопереживающий лад. Это если не брать во внимание сущие мелочи, навроде многочисленных сцен с употреблением тяжёлых наркотических веществ, крепкого спиртного, обнажёнкой, насилием и курением. И при осознании того факта, что «Бригада» шла на экранах в момент премьеры без определённых возрастных ограничений и в самый широкодоступный в том числе и для несовершеннолетних зрителей по временным параметрам прайм-тайм…

    …но, к чести и заслугам режиссёрского, постановочного и актёрского составов, из подобных жанровых ограничений «Бригада» выходит попросту блестяще. Не слишком самобытная сюжетная канва — а лента даже по открытому признанию создателя Алексея Сидорова является русским оммажем «Крёстному отцу» Копполы, «Однажды в Америке» Леоне и классическому гангстерскому триллеру «Лицо со шрамом» — за счёт удачного и уместного внедрения незаметных на первый взгляд, но уверенно добавляющих картине новые грани и дополнительные измерения мельчайших штрихов и «незначительных» уточнений, композиция «Бригады» приобретает совершенно незабываемую глубину и приятную яркость полутонов. Сглаживая тем самым основные сверхконтрастные контуры жестокого и кровавого противостояния персонажей Безрукова и Панина. Ослепительный игровой дуэт которых, как ни грустно подобное осознавать, переместил и сдвинул на второй план почти всех остальных «бригадных» героев. В том числе затеняя и удивительные находки в лице ослепляюще настоящей, прочувствованной Ольги Суриковой, блестяще сыгранной Екатериной Гусевой и превосходного трагикомичного образа, созданного для Космоса Холмогорова талантом Дмитрия Дюжева…

    …по сведению же общего баланса между брутто и нетто, у «Бригады» закономерно растворяется пропагандистское позиционное акцентирование ленты в качестве «…ещё одного сериала про ментов и бандитов…». Таковым образчиком лента уж никак не является. «Профессии» и иные видовые разновидности «занятости» здешних персонажей отражаются режиссёром лишь как некое ситуационное условие. На фоне которого наиболее чисто и прозрачно выражен внутренний выбор каждого. Неумолимо и резко просматривается степень ответственности за все свои жизненные шаги, за судьбы тех, кто любим, незаменим и по-настоящему дорог. И какую высокую цену порой приходится платить за этот самый выбор и его последствия. Но есть ли цена, слишком высокая за настоящие чувства? За истинную симпатию, привязанность, любовь в конце концов? Ответы на эти вопросы «Бригада» даёт однозначный — слишком больших затрат при истинности и взаимности чувств нет. Да и быть никогда не могло. И впредь нипочём не станет. Ведь на этой одномоментно простой и неизмеримо глубокой основе построена вся жизнь человеческая. Все наши мечты, надежды, поступки и чаянья. Перефразируя легендарного персонажа Леонида Фёдоровича Быкова: «Бандиты, чекисты и разборки — это всё преходяще, а истинные чувства — вечны!»…

  • Леди Макбет Мценского уезда Отзыв о фильме «Леди Макбет Мценского уезда»

    Драма (Швейцария, СССР, 1990)

    …сюрреалистическая, страстная и безумная любовь…

    …«Леди Макбет Мценского уезда» — это кинотеатральная, достаточно камерная и фантасмагоричная инсценировка одноимённой повести (…а по терминологии самого автора, не повести даже, а просто недлинного прозаического очерка…) писателя-публициста Николая Лескова, написанной им в 1864-ом. Внутри печатных страниц и отрезов киноплёнки помещается история безумной, завораживающей и кровожадной страсти молодой и красивой, но уже замужней купчихи Катерины Львовны Измайловой (…Наталья Андрейченко…). Муж-купец которой регулярно, часто и помногу предаётся командировочным отлучкам. Катерина же изнывает от главного порока людей равно как ещё с приличным, так уже и совсем с неприличным достатком — скуки. И поскольку праздность, как известно, матерь всех грехов и пороков, героиня Андрейченко страстно влюбляется в моложавого и эффектного уездного приказчика Сергея (…Александр Абдулов…), всячески к тому же добивающегося её расположения…

    …взаимное их влечение довольно быстро переходит в крепчайшую страсть. И вот уже любовники жарко и бурно «ночуют» в совместной постели купеческого особняка. Катерина готова оказывается на очень многое ради своего возлюбленного и внезапно вспыхнувшего чувства любви. И вот тут начинается определённого свойства художественно-рецидивистский магический реализм. Катерина Львовна хладнокровно травит нудящего и путающегося под ногами свёкра, который запер её полюбовника Сергея в сырых и стылых погребах хозяйской хаты. По предварительному сговору с сожителем-приказчиком в припадке взаимных выяснений супружеских отношений бьёт насмерть купца-мужа канделябром по голове с вполне ожидаемым для последнего летальным исходом. А где-то в антрактном перерыве уже вдова-Катерина — душит подручными постельной принадлежности средствами в виде спальной подушки несовершеннолетнего племянника Фёдора, могущего оспорить её наследственные права на совместно нажитое с убиенным благоверным имущество. Далее по законам триллерно-криминального жанра следует задержание, дознание, вскрытие, признание и, естественно, наказание. Любовники-душегубы предстают перед народным, церковным и уголовным судом, их секут плетьми и ссылают на поволжскую каторгу. Там Сергей оказывается уже увлечён другой узницей, демонстративно ухаживая за ней прямо перед глазами Катерины. В ответ на что, не растерявшаяся бывшая купчиха хватает соперницу и топит её до смерти в хладных водах неопознанного зауральско-тюменского водоёма…

    …данная адаптация оставляет зрителя в предельно разобщённых чувствах. Этому в подавляющей степени способствует гений советского и украинского режиссёра, сценариста и продюсера, лауреата советской Госпремии и почётного звания «Народный артист Украины» Романа Гургеновича Балаяна. Коий — несомненный эстет, умеет и снимает удивительно красиво, талантливо, поэтически и завораживающе. С чисто абстрагированного визионерского ракурса восприятия балаяновская «Леди Макбет Мценского уезда» — эталонная, имени Парижской палаты мер и весов, идеальная без малого, непередаваемо романтическая и пугающе трагичная мелодрама о подлинной страсти безумной любви. Лента, безоговорочно затягивающая зрителей в атмосферу пыльного, сонного и скучного провинциального уездного городишки. Транслирующая с киноэкрана самый смысл удивительного драматизма женской одинокости. Изнывающей в неравном и ненужном уже браке. И обретающей вдруг внезапную и прочувствованную игру страстей. Кружащуюся от нежданного переизбытка желаний и эмоций в эротичном вальсе освобождения. Растворяющуюся в каскаде любовных чувств, ради которых она теперь готова буквально на всё. Совершать, например, ужасающие преступления, прощать насмешки и подлости. Даже фатальным финалом своей жизни наказать новую пассию своего любимого, но не его самого. И можно ли оправдать подобное «безумие» любовью? Скорее всего, ответ на этот вопрос известен только тем, кто испытал на себе такой мощи безудержное чувство. Всем же прочим, ничем кроме как сумасшествием, подобное более не видится…

    …просмотр «Леди Макбет…» поднимает из душевной глубины как раз чувства, истинно присущие настоящей, жизненной драме. Тут нет иллюзорного и ненужного счастливого окончания. Нет и призрачной надежды благополучного исхода. Только реальное умопомрачение, безрассудная любовь, исступлённая страсть, юродивое предательство и драматичная трагедия. Ощущения по просмотру задумчивые и тягостные. Ведь любые, хотя бы и сугубо художественные осознания жесточайшей действительности, слабости людских натур и вызываемая из небытия пороков общечеловеческая жестокость закономерно рождает внутри ощущение скорбной, скребущей душевной пустоты. Которую страстно хочется наполнить до краёв чувственной теплотой своих самых близких, родных и любимых…

  • В бой идут одни «старики» Отзыв о фильме «В бой идут одни «старики»»

    Военный, Драма (СССР, 1973)

    …«Маэстро», пусть врежет оркестр «Смуглянку»!..

    …сегодня даже сдержанный пересказ основных сюжетных увертюр быковского бессмертного творения «В бой идут одни «старики» может обнаружить в рецензенте некоторую, пользуясь цитатологической фразой изнутри самой ленты, эстетическую, гхм, недоразвитость. Отметить стоит лишь один общий и весьма косвенно освещаемый в картине исторический факт. Действие «…Стариков» имеет место быть во второй половине 1943-го года на берегах украинского Днепра во время четырёхмесячного проведения Вооружёнными силами Советского Союза ряда взаимосвязанных стратегических операций по освобождению Левобережной Украины от нацистских захватчиков, в результате получивших общее название — Битва за Днепр. С обеих сторон задействовано оказалось более четырёх миллионов человек личного состава, почти шестьдесят пять тысяч артиллерийских орудий, свыше пяти тысяч танков и без малого шесть тысяч единиц авиатехники. Линия фронта операции растянулась на семь с половиной сотен километров. Силами Красной Армии с огромными потерями, ценой буквально многих сотен тысяч человеческих жизней было создано несколько оперативных плацдармов на правом берегу. И также была освобождена столица Украины — стольный град Киев. Битва за Днепр исторически признана одним из наиболее крупных сражений в мировой военной истории…

    …сегодня, спустя несколько десятилетий абсолютного и безоговорочного культового, триумфального шествия на наших экранах «…Стариков», довольно нелегко принимать и анализировать мотивы руководства Министерства культуры Украины, которым аккурат на премьерном показе в конце декабря 1973-ого, лента не понравилась настолько, что была отправлена «в архив» до самого выхода в широкий всесоветский прокат в августе будущего года. Представители украинского Минкульта с упорством и рвением, достойным куда как лучшего приспособления, ни в какую не желали видеть в Леониде Быкове даровитейшего режиссёра-постановщика. Странным образом признавая при том его успехи в актёрском амплуа. Тем не менее и вопреки всему, выйдя на широкий киноэкран ближе к концу 74-ого, «…Старики» совокупно собирают на сеансах практически сорок пять миллионов одних только советских зрителей. И занимают по итогам года четвёртую прокатную строчку. Превращаясь почти сразу в одну из самых лучших и востребованных СССР-овских лент о Великой Отечественной…

    …«В бой идут одни «старики» — невероятно душевный, одновременно с этим весьма грустный и всё-таки очень весёлый киноопыт. Композиционно творение Леонида Быкова это трагикомедия с огромной долей музыкальной составляющей и лёгкими вкраплениями водевиля. Трагикомичность пронизывает не столько всё общесюжетное повествование, но и истории всех по отдельности персонажей. Все они по-своему ироничны, но трагично-печальные элементы присутствуют в всех образах ленты. Главный и центральный из них — Алексей «Маэстро» Титаренко, лётчик-ас, гроза фашистского Люфтваффе и худрук импровизированного аматорского лётно-песенного коллектива. Который одинаково болеет и заботится обо всех своих отрядных подчинённых. А их потерю принимает незаживающими ранами на своё многострадальное сердце, высекая их в душе подобно счётным звёздам сбитый врагов на фюзеляже боевого самолёта. Трагичен «отважный трус» Сергей Скворцов, в конце фильма совершающий самопожертвенный подвиг, направив себе на погибель падающую машину на вражеские железнодорожные составы. Да и все драматические потери картины — от влюблённого «Ромео» Сагдуллаева до «Смуглянки» Щедронова — вызывают неподдельную горечь…

    …по ознакомлению оглушительный стартовый и последующий долговременный фурор отнюдь не кажется и вообще не представляется чем-то удивительно-неожиданным. Очарование, бодрость духа и оптимистичность, излучаемая каждым персонажем по отдельности, всеми скопом и в первую очередь — самим Леонидом Быковым, вынесенные во главу смыслов в противовес трагичности событий и судеб, вызывают уверенность в неизбывном торжестве самой жизни. В её неуничтожимости вопреки безнадёжности, фатальности и драматизме происходящих страшных событий того времени. И именно это радостное ощущение светлого жизнелюбия привлекало, привлекает и наверняка будет привлекать зрителей к картине Быкова. Оно же, общее ясное и светоносное наполнение, превратило «…Стариков» в ленту-традицию, без которой торжество Великой Победы каждого 9-ого мая радикально потеряет львиную долю особенной своей возвышенности и долгожданности. Ведь если не будет показана эта авиационно-песенная нетленка, настроение этого памятного дня серьёзнейшим и печальнейшим образом может омрачиться. Потому как всё, в принципе, преходящее. А вечна одна лишь только музыка гениального быковского шедевра…

  • Адмиралъ Отзыв о фильме «Адмиралъ»

    Военный, Драма (Россия, 2008)

    …деполитизированная, нарядная, незаурядная и талантливая кинобиография…

    …в основу ленты «Адмиралъ» ленинградца Андрея Кравчука положены многочисленные реальные факты последних пяти лет жизни Александра Васильевича Колчака (…Константин Хабенский…). Для широких масс фигура эта в самом лучшем случае весьма слабо представляемая, а для знакомых со школьной программой советской истории — так ещё и весьма злодейская. Реальный императорский флотоводец Колчак в кинематографическом и, несмотря на всю использованную в ленте 2008-ого документальную основу, в художественном по большей части представлении синтезируется на экране с исключительно твёрдым и даже стоическим характером, особенной, бесконечной верностью Отчизне, бесповоротной преданностью личным убеждениям и трепетным, настоящим чувством любви к своей возлюбленной же Анне Васильевне Тимирёвой (…Елизавета Боярская…)…

    …исторический и биографический прототип экранного Александра Колчака был выдающимся учёным-океанографом, действительным членом Русского географического общества. Он много лет провёл в заполярных экспедициях и удостоился чести названия одного из островов в Карском море своим собственным именем. Занимал пост главнокомандующего Черноморским флотом. А во время Гражданской войны стал не просто лидером Белого движения, но оказался провозглашён, хоть и временно, Верховным правителем России, которому подчинялись гигантские территории Урала, почти вся Сибирь и подавляющая часть необъятного Дальнего Востока…

    …современный и особенно новейший кинематограф, в том числе — отечественный, сегодня в чрезвычайной мере перестал опасаться показывать решительно все узкие, сложные и завуалированные грани событий давно и недавно минувших дней, равно как и их участников. На экране не сказать, конечно, чтобы слишком массово, но и далеко не редко теперь можно узреть с изяществом и тактом проявленные когда-то в былом интимные волнения, тщательно скрытые чувства и незримые порой и реальным очевидцам сокровенные действа великих женщин, стоявших за спинами своих любимых и достославных мужчин. И данная тенденция в экранном искусстве свободной интерпретации известнейших исторических фактов, естественно, не могла не пойти на пользу как зрителям вообще, так и создателям рекомой ленты «Адмиралъ» в частности. Режиссёром Андреем Кравчуком сотоварищи был выполнен исключительнейший и обширнейший комплекс кинотворческих и историко-реконструкторских мероприятий по изучению и переносу в пространство картины всех распространённых и малоизвестных аспектов, связанных с орденоносным белогвардейским адмиралом Колчаком. Подобные колоссальные усилия позволили не просто напрочь избавиться от псевдоисторической перспективы в подаче нарратива. Но придали ощущение необыкновенно свежей, хрустальной изящности и пронзительности в дополнение к хорошо известной уже зрителю атмосфере и быту времён Первой мировой, обеих революций и братоубийственной Гражданской. По просмотру это выясняется предельно ясно — особенный авторский интерес в ленте «Адмиралъ» составляют живые, реальные люди, их судьбы, понятия чести, достоинства, сообразности моральных качеств предпринимаемым поступкам и искренней чистоты и неразделимости настоящих и вечных чувств любви, привязанности, заботы, симпатии и непременной взаимности самоотдачи…

    …неудивительно, что именно на первейшем плане в картине режиссёра Кравчука пребывает выраженная в пастельно-элегических оттенках история настоящей любви с красивой и даже вычурной эмоциональной линией. Любви, которую экранные персонажи Хабенского и Боярской и реально существовавшие Александр Колчак с Анной Тимирёвой проносят сквозь все лишения и трагические мракобесия тех страшных времён и через всю свою совместную жизнь. Высокие и истинные ответные чувства в декорациях стремительно разворачивающейся драматической катастрофы понятны и приятны почти каждому зрителю. Как выросшему на превосходных отечественных историко-романтических картинах, так и воспитанному уже на без устали и покоя продуцируемых в конвейерных масштабах голливудских эпических мелодрамах. Да и нельзя было, решительно попросту преступно, приложив громаднейшие усилия и взяв несравненно высочайшую планку общей качественности, испортить роман сказочно и волшебно влюблённых Колчака и Тимирёвой. Насыщенный, благодатнейший и красивейший материал для великолепной куртуазной киноповести о возвышенности чувств, подлинности страстей, трогательной нежности, невероятной верности и уверенному следованию зову любящих сердец обязан был рано или поздно получить столь блистательное визуально-художественное воплощение…

    …резюмируя, следует сделать акцентное ударение на общий крайне положительный итог. «Адмиралъ» поразительным образом оказался наполнен всем тем, чего и можно было бы ожидать от дорогой и стильной киноленты стоимостью в весьма приличные деньги. Язык картины воплотился на экране в незаумную доходчивость, сдобренную ярким и сочным визуальным рядом и подчёркнуто жирными и умело интегрированными ударениями. Исторические сноски на полях расставлены ненавязчиво и грамотно. Зритель, безусловно, почерпнёт кое-что полезное для себя из русской истории времён 1915-ого — 1920-ого годов. Романтически настроенным в первую очередь зрительницам «Адмиралъ» прийтись ко вкусу обязан непременно, несмотря на определённые тяжёлые для восприятия эпизоды. Что правда, в ином случае лирические сцены могли выглядеть бы уже чересчур слащавыми. И в таком равновесном соотношении масштабной и жёсткой костюмированной исторической драмы, каковая наложена на поразительную историю жизни адмирала Колчака и щедро сдобрена трогательной и настоящей повестью о прекрасной и беззаветной любви, «Адмиралъ» выглядит прямо-таки чудесным загляденьем. Прикоснуться к которому — сущее удовольствие. Да и вообще — много ли отечественных «блокбастеров» возвращали вам по достижении финальных титров желание посмотреть расширенную телевизионную версию? А вот картина снятая Андреем Кравчуком превращает такое намерение в жгучую, насущную необходимость…

  • Жила-была одна баба Отзыв о фильме «Жила-была одна баба»

    Драма (Россия, 2011)

    …отрезвляюще злободневный, эпическо-эпохальный киноиллюзион…

    …исполинская жизненная драма «Жила-была одна баба» режиссёра Андрея Смирнова, вышедшея на экраны в 2011-ом, охватывает один из самых мрачных, трагических и вместе с тем наиболее грандиозных по важности периодов новейшей истории русских земель. Действие происходит, в частности, на территории одного из уездов тогдашней Тамбовской губернии. В достаточно короткий даже по меркам человеческого бытия срок — лента фрагментарными наплывами через год-два на третий покрывает временной промежуток между 1909-ым и 1921-ым годами — перед зрителями в череду и шеренгу выстраиваются эпохальные, кровавые и ужасающие вехи начала двадцатого столетия. Первая мировая война, большевистско-коммунистская социалистическая революция, продразвёрстка, Гражданская война и так называемый «Антоновский мятеж» — Тамбовское восстание зелёных партизан под руководством члена партии социалистов-революционеров Александра Антонова. Между всеми этими двенадцатью прожитыми годами и вседержавно-тектоническими сдвигами, в самом эпицентре повествования — крестьянская молодка, мать двоих детей и трижды вдова Варвара (…Дарья Екамасова…). Которая у Смирнова становится не просто пассивной наблюдательницей, но невольной участницей и жертвой крушения своей судьбы, собственной жизни и всей целиком Российской империи. Варвару сбитую и скуластую, с васильковыми глазами выдают замуж в зажиточную кулацкую хату. Слезливая истерика на свадьбе предваряет побои, унижения, многочисленные изнасилования и следующие за всем этим очередные побои. Мужланы калейдоскопически сменяются, властные структуры в сотрясаемой государственническими катаклизмами погибающей державе — тоже. И страна, и девушка вскоре смирятся со всеми описанными ужасами. Лента окончится разгромом Тамбовского восстания, да и самой Гражданской войны. Народные бунты сойдут на нет. И злосчастная Варвара, пару первых раз поддавшись соблазну сопротивления, научится воспринимать неизбежность насилия смирно, горько и насколько возможно безучастно.…

    …Андрей Смирнов в своей «…Бабе» в декорациях одной крохотной тамбовской деревеньки мастерскими, скрупулёзными, исполненными непередаваемой трепетности к мельчайшим деталям штрихами воссоздаёт и с замиранием сердца реконструирует масштабнейшее историческое полотно. Запечатлев на нём не лубочную, отлакированную статику, но сочную и выпуклую жизнь обычных людей того сурового времени. Православный русский крестьянин, воспетый классиками литературы, бесследно исчез на протяжении всего пары десятилетий при трансформации погибающей царской России в Страну победившего социализма. А сама мужицко-хлеборобная отчизна отождествлена здесь с мифологическим и легендарным Китеж-градом, траурно, горестно, протяжно и неумолимо погружаемая в мутные воды сгинувшей в веках истории. И эта скорбно щемящая трагедия изображена режиссёром трезво, сдержанно, но невыносимо горько, без ненужного прекраснодушия и излишней сентиментальности. Вся русская земля тут — та самая «одна баба»: тёмная и невежественная мученица, на протяжении всей ленты не способная уразуметь, за какие прегрешения ей назначена подобная доля. А по пересечении умозрительного экватора картины — даже прекращающая таким вопросом и в мыслях уже задаваться…

    …колоссальный замах, отнюдь не на медную копейку, а как раз-таки на полновесный червонного золота рубль, на подобную эсхатологическую историко-этнографическую эпопею может оказаться под силу далеко не каждому профессиональному постановщику. Хотя бы и весьма матёрому. На момент написания этих строк, никого практически, окромя Никиты Сергеича нашего Михалкова, уличённым в грамотном подходе к подобному замечен не был. С картиной Смирнова всё в плане масштабности и серьёзности подхода, к счастливому удивлению и огромному облегчению, находится на достойной уважения высоте. Сам процесс съёмок занял более четырёх лет. В картине было задействовано свыше двух сотен профессиональных актёров. Из них только первейшей кинотворческой величины — Алексей Серебряков, Максим Аверин, Роман Мадянов, Всеволод Шиловский и даже настоящий Юра Шевчук в роли песнопевчего командира одного из антоновских отрядов…

    …Андрею Смирнову удалось по нынешним сугубо продюсерским, кассовым и блокбастерным временам отчасти невероятное. Показать дореволюционную Российскую империю не лощёной дворянско-офицерской фреской, но языческой, жутковатой и пугающей, невыразимо прекрасной в своей первозданной красоте бытовой доиндустриальной повседневностью. Создатель «…Бабы» целиком осознанно отстраняется от упрощающих обобщений и ставит во главу угла живых, обыкновенных людей. В результате лента обретается на восприятии не всеобъемлющей кино-росписью о страданиях земель русских, но предельно личной, приватной и интимной жизнеописательной повестью. Со всеми очень простыми и оттого наиболее важными её, жизни, событиями. Рождением и смертью, зверствами и милосердием, разрушением и созиданием, греховностью и покаянием, жестокостью, чванством, радостью и, конечно же — любовью. И, следовательно и закономерно, невзирая на дотошно воскрешённый музыкальный стиль говора всех без исключения персонажей, «Жила-была одна баба» не про ажурную фольклористику, аляповатую протопатриотичность или заунывное буквоедство. Лента Смирнова прямая и очевидная, и от этого пробирающая своей реальной всамделишностью до глубины души. Невозможных, для нашего времени, достоинств кинопродукция и редкостной красоты киноповесть…

    …ещё до просмотра можно было бы посетовать, что подобное нынче способен отснять только заграничный кинодел Мэл Гибсон с его «Страстями Христовыми» и «Апокалипсисом». Но уже после первых пары десятков минут местного хронометража становится абсолютно ясно — нашлось-таки его, гибсоновское гиперреалистичное, честно-безжалостное, своеобразное отечественное отражение — Андрей Сергеевич Смирнов. А его «Жила-была одна баба» — потешная только по своему названию, но никак не по совокупности собственных слагаемых. Это не просто первая за долгие и долгие годы художественная лента о тех мрачных и малоизвестных событиях, но ещё и одно из лучших кинематографических упражнений, от которых можно получить настолько много эмоций, впечатлений, моралей и эстетических наслаждений, насколько зрительское сознание с этой стороны киноэкрана вообще способно их в себя вместить. «…Баба» — аллегорическая, одномоментно ёмкая и пространная пастораль, единственная в своём роде. Такое, что называется — отлить бы в бронзе и установить на почётный постамент. И лучше, наверное, даже в серебре…

  • Мастер и Маргарита (сериал) Отзыв о фильме «Мастер и Маргарита (сериал)»

    Драма, Романтика (Россия, 2005)

    …часть вторая: образная устремлённость экранно-литературных характеров…

    …что касается однозначных и неоспоримых достоинств телевизионного творения Владимира Бортко — они видны абсолютно невооружённым зрительским испытующим оком. Актёры, задействованные в постановке, пускай и не отвечают целиком и полностью авторской, книжной версии булгаковского первоисточника, всё же способны вызывать неподдельное восхищение. По всецело понятным резонам — наиболее отчётливые, густые и пронзительные характеры у прозаика Булгакова вышли таковыми же и у постановщика Бортко. Дебоширские, бесовские козни свиты Воланда создают неизгладимое впечатление. Демон безводной пустыни Азазелло (…Александр Филиппенко…), регент-переводчик Коровьёв-Фагот (…Александр Абдулов…) и озорной шут, кот-оборотень Бегемот (…Александр Баширов…) не смогли оставить равнодушными зрителей «Мастера и Маргариты», так же, как это случилось и с читателями романа…

    …Азазелло исполняет роль карающей длани при повелителе тьмы Воланде, безжалостно и символически, почти ритуально убивая чекистского агента-осведомителя барона Майгеля (…Дмитрий Нагиев…). Также, персонаж Филиппенко непринуждённо понукает Маргариту к ведьмовскому перевоплощению. Экранный Азазелло отнюдь не напоминает книжного ничем, кроме котелка на голове и торчащего изо рта безобразного клыка. Несмотря на эти несоответствия, харизма и актёрский талант Филиппенко обеспечили телеперсонажу необходимую долю демонического нахальства, напористости и пренебрежения человеческими судьбами. Фагот-Коровьёв вырисовался у Абдулова образом бесовского скомороха, позера и фигляра, призванного вызывать смущение, стыд и вводить в заблуждение, высмеивая все пороки московского социума тридцатых годов. Падший рыцарь удался настолько колоритным, метко и невероятно плотно втискиваясь в сотворённый Булгаковым образ, что менее чем восторженного «браво!» ничего и не заслуживает. И, наконец, Кот Бегемот — ироничнейший из шутов, демон-оборотень, образец классического чревоугодия, то и дело вносящий саркастические переполохи в нарратив своими комическими выходками-похождениями…

    …Сергей Безруков и его Иешуа до просмотра может представляться наиболее спорным актёрским решением. Но состоявшиеся факты упрямы. Вечный, после яркого дебюта в понятно каком сериале «Саша Белый», кажется поначалу совсем не отвечает роли нищенствующего пророка. И сложением не такой, и упитан сверх необходимого, и челом непомерно светел, и взором слишком ясен. Но спустя пару серий, Сергей Безруков, пребывая в кадре большей частью в неподвижной статике, пользуясь лишь великолепной колоратурой своих голосовых интонаций и выразительностью мимики, передаёт Иешуа Га-Ноцри просто сногсшибательно. А в паре с Понтием Пилатом, в исполнении Кирилла Лаврова, строго конечно же, не являющимся отражением печатного иудейского прокуратора, дарит приятный опыт проникновения симпатии в сторону тех персонажей, к которым в оригинале можно было чувствовать лёгкое и невесомое недоумение. Пожилой Лавров, в противовес булгаковскому средних лет кавалерийскому военачальнику, придаёт своему Пилату строгую, умудрённую внутреннюю силу и удивительную имперскую властность. Невероятно, как Безруков с Лавровым, находясь в самых сложных съёмочных условиях исключительно суровых крупных планов, смогли передать все эмоции и переживания своих Пилата и Иешуа. Право слово, подобное мастерство достойно исключительного уважения…

    …с облегчением можно выразить искреннее восхищение портретной похожестью актёра Александра Галибина с книжным Мастером, в котором на протяжении всего текста угадывались черты самого автора Булгакова. Галибин дополнительно метаморфирует своего персонажа в чертах одновременно вымышленного Фауста и реального Гоголя. Мастер в его исполнении — размытый образ с исчезающими чертами. Внешне различимая душевная боль, причинённая одиночеством, самокопанием и самобичеванием, жестокой критикой и читательским непризнанием, позволяет Галибину синтезировать характер, боль и страдания которые зритель чувствует так, словно это близкий и родной человек. Его Мастер почти ничего не помнит о своей жизни до встречи со своей самой большой и самой главной, единственной любовью — Маргаритой. Словно до момента встречи и не жил по-настоящему…

    …Маргарита же Анны Ковальчук настолько светла и чиста в своих намерениях и в своих чувствах трепетной любви, что за ней на экране всегда ощущается некий светлый ореол. Первый с её появлением эпизод, когда возлюбленная и спасительная муза Мастера является на порог тёмной подвальной каморки, приносит на экран вместе с ней поток тёплого и нежного солнечного света. Героиня Ковальчук, оказывается окружена сиянием, как некое прекраснейшее божество. Да в сущности она и является им для своего Мастера, единственным светлым лучом в его непростой жизни. Кроме того она воплощает в себе женскую смелость любить ещё и вопреки всем преградам и обстоятельствам. Маргарита привлекательна, дерзка, отчаянна и неостановима в своём стремлении воссоединиться с возлюбленным. История их взаимной и беззаветной любви демонстрирует нечистой силе, что и в этом мире обычных смертных есть самоотверженная, преданная и истинная любовь. Такой силы чувство, когда всякий любящий, самолично обязуется разделять хоть даже и самую нелёгкую участь своего возлюбленного…

  • Валериан и город тысячи планет Отзыв о фильме «Валериан и город тысячи планет»

    Боевик, Научная фантастика (Франция, США, Китай, 2017)

    …удивительная, бесшабашно-переливающаяся космическая чехарда…

    …обобщённо-краткое знание, а уж тем паче весьма беглое ознакомление с зачаточными основами сюжетных перипетий самого распоследнейшего на момент написания этих строк люкобессоновского экранного детища под названием «Валериан и город тысячи планет» неспособно не только помочь зрителю влиться в этот токсично-кислотный кинематографический калейдоскоп, но и даже на сколь-нибудь вменяемом уровне прояснить сложившуюся внутри ленты нарративную диспозицию. Хотя, впрочем — традиция, чего уж там. Без этого теперь никак, так что не обессудьте…

    …довольно далёкое будущее. Человечество не просто свободно путешествует в космическом пространстве и устанавливает прямые контакты с многими сотнями инопланетных видов, но и построило межгалактическую трансвселенскую станцию в виде непомерно разрастающегося в геометрической прогрессии хабитата с явно выраженными ООН-овскими ухватками. Валериан (…Дейн Дехан…) и Лорелин (…Кара Делевинь…) — специальные правительственные агенты на службе Объединённой человеческой федерации, которым поручено решить проблему аномальной зоны, внезапно возникшей в самом центре архиважной станции. Жанр «Валериана…» — нежно любимая Бессоном космоопера, до диамантового сияния в самом лучшем из смыслов отшлифованная и огранённая ещё в незабвенном «Пятом элементе» двадцатилетней давности. Посему, в ходе расследования, конечно же, выясниться, что остервенело беспринципное насквозь коррумпированное начальство многое скрывает. В том числе, например, и намеренного характера акт геноцида шести миллионов гуманоидов доиндустриальной цивилизации на одной из заштатных планет…

    …хотя всё это сюжетное и сценарное действо бесспорно отработано Бессоном на отлично, «Валериан…» невероятно ценен, в принципе, тем же, чем и упомянутый выше по течению ревьюэ «…Элемент». Только вот, чтоб представить и осознать всю степень такого коррелятивного сравнения, нужно сумасбродство его, «Пятого элемента», помножить, наверное, как минимум на пять. Ибо выглядит и смотрится нынешняя картина гениального французского визуализатора от кинематографа бессовестно, до полного восторга великолепно. Сто семьдесят семь миллионов американских долларов не просто пошли впрок. Космические пасторали с умопомрачительной красоты пульсарами, лунами и туманностями словно только что вышли в явь из самых романтичных грёз. Захватывающие дух планетарные пейзажи против всех условностей и непомерных концентраций силы воли натурально вышибают из зрительских тушек слёзы умиления. А чудесатые и очаровательные обитатели далёких-далёких галактик с глазами в непредсказуемых местах и аквариумами на месте желудков заставляют даже самых инертных и индифферентных к фантастическим допущениям в кинематографе скептиков потворствовать глубинному и почти ребячливому внутреннему инстинкту познания и изумления…

    …не меньше по значимости вышла и ещё одна, чувственно-романтическая находка картины. Несочетаемая и восхитительная экранная пара — спецагент Валериан и его шустрая напарница Лорелин — едва появляясь в кадре, тут же вплетает в сюжетное полотно нечто среднее между зрелыми, чувственными любовными взаимоотношениями и горячечной гормональной перепалкой шестнадцатилетних подростков. Радужно-райский апокалипсис спецэффектов и мгновенно происходящих событий, тем временем, ни на секунду не оставляет героев наедине со зрителем — едва натянув бикини и гавайскую рубаху, влюблённые агенты понарошку бранясь и трогательно нежничая друг с другом сразу же попадают, допустим, на секретную сходку по контрабанде маленького, кислотного колера броненосца с умильными глазками. Каковой, простите, забавно пыжась испражняется девичьими серьгами и энергетическими жемчужинами в двадцать мегатонн каждая. И такое или полностью подобное творится здесь натурально каждые несколько минут…

    …но главное достоинство и режиссёрский успех «Валериана…» не совсем в сверхяркости картинки и жизнерадостной инфантильной истерике, которой заполнена всякая наугад выбранная пятиминутка местного хронометража. И даже не в ласковых и настоящих взаимных чувствах, коими наполняют друг друга персонажи Дейна Дехана и Кары Делевинь. А в размашистости авторской фантазии. В неукротимости режиссёрских идей и подходов. В щедром, неудержимом остроумии, наконец. И если зрительская душа требует фейерверка протяжённостью в цельных сто тридцать семь минут реального времени — ярмарочный и игривый, восхитительный и самозабвенный, хмельной и зажигательный бессоновский «Валериан и город тысячи планет» придётся к столу как нельзя лучше. Ведь здесь сам киноэкран, кажется, смотрит на нас чарующим, немигающим, гипнотическим взором. Убеждая поверить, что где-то там, где небо всё ещё чуть ближе к звёздной фиалковой синеве, есть божественно-лазурный океанский прибой со сказочными медными пляжами и элегантными жемчужнокожими гуманоидами. Которые всегда веселы и улыбчивы, приветственно и искренне подносят раскрытую ладонь ко лбу и радостно произносят свою чудную и милую, крылатую теперь уже здравицу «мэлойне»…

  • Пятый элемент Отзыв о фильме «Пятый элемент»

    Боевик, Комедия (Франция, 1997)

    …межгалактическая история любви…

    …в кадре посменно, в различных соотношениях, солируя в ритме персональных бенефисов, дуэтно, по трое и даже, время от времени, почти все вместе и одновременно — Брюс Уиллис, Милла Йовович, Гэри Олдмен, Иэн Холм, Крис Такер и Люк Перри. В режиссёрском кресле — молодой, задорный, азартный и ещё не испорченный феерическими кассовыми успехами тридцати восьмилетний бессовестно талантливый француз Люк Бессон. На экране, признать откровенно, по результатам подобного звёздного актёрско-авторского слияния, творится такое, чему не всегда под силу воплотиться даже и под воздействием на зрительский организм специальных препаратов их их прекурсоров, заведомо и наверняка вводящих в весьма и очень изменённое состояние сознания…

    …«Пятый элемент» против воли концентрирует на своём нарративе всё внимание практически без остатка. Форсированно ускоряется метаболизм, предельно обостряется пристальность восприятия, а внимательность обработки мельчайших кинематографических деталей растёт ну просто с невообразимой скоростью. Прибегая к невиданной плотности, качественности и богатству незначительнейших подробностей, лента фактически неуправляемо выбрасывает из своего целиком и полностью выдуманного подпространства в нашу объективную реальность безмерные объёмы сценарно-режиссёрских фантазмов. Мастера грима и визуальных эффектов играючи придают буквально каждому встречному и поперечному инопланетянину, всякой внеземной твари изысканную характерность мимики и индивидуальность черт. Не поддаваясь ни на секунду и ни на миг величайшему из искушений отровнять всех под один стандарт…

    …воспламеняющие и воодушевлённые усилия каждого сопричастного от, собственно, самого маэстро Бессона до «завалящего» костюмера — каковым, к слову, явился здесь взаправдашний Жан-Поль Готье — закономерно приводят к факту осознания того, что наиболее затратная картина французского кинематографа — а на момент выхода ещё и самая высокобюджетная лента, снятая за пределами США — использует выделенный начальниками французской студии Гомон и штатовской артели Коламбия бюджет в более чем девяносто миллионов долларов на всю катушку. Оправдывая собой все, в том числе и негаданные зрительские и, естественно, кассовые ожидания. И в этом смысле Бессон подошел к реализации собственного детско-юношеского мечтания с огромным пиететом, грандиозной ответственностью и невообразимой деликатностью. Пусть даже и с едва ли не полным отсутствием чувства меры…

    …«Пятый элемент», при всей серьёзности поднимаемых нравственных идиом и довольно отчётливой пропаганде принудительного рукоприкладства и огнестрельного насилия, на самом деле, конечно, никакой не боевик, в общепринятом смысле и понимании коннотаций такого жанрового определения. Это, при детальном ознакомлении — динамическая, комичная и сатиричная, почти саркастическая, душевная и изысканно романтичная космоопера. И привлекает «…Элемент» зрителя вот уже более двадцати лет к себе именно и в первую очередь своей яркой и порой кричащей, кичливой курьёзностью и лёгкой гиперболизированной аллегоричностью взятых за основу постмодернистских интонаций…

    …что правда, персонаж Брюса Уиллиса — Корбен Даллас — несмотря на все свои ужимки, грешки и вредно-пагубные привычки, как и положено главному положительному герою космической оперы, исправно выполняет свои прямые обязанности, то бишь, именно что спасает мироздание. Вместе с тем, Даллас в первую очередь вызывает к себе симпатию не чистосердечным подвижничеством, а несколько карикатурным раздолбайством. С признаками которого он, впрочем, по течению хронометража вовсю силится и усердно пытается совладать…

    …любовная линия, необходимая по жанровым канонам, умилительна и по-настоящему прекрасна. Роман между землянином Корбеном и инопланетянкой Лилу, востановленной в секретной лаборатории после крушения перевозившего её космолайнера методом какой-то совсем уж запредельной квантовой технологии реконструкции живых тканей и метафизического сознания, хоть и отдаёт немного некоей нетрадиционностью, но, благодаря живости, приятности и главное понятности прописанных характеров не только сглаживает все теоретические ксенофобские чужеродности и возможные межрасовые условности, но и выглядит невероятно романтично и очень по-настоящему. Так, что можно поверить, словно не просто персонажи Брюса Уиллиса и Милы Йовович взаимно друг в друга влюблены, а и сами актёры вглядываются один другому в глаза ответно преисполнившись лучшим и главнейшим из человеческих чувств…

    …героиня Йовович к слову, одномоментно после выхода картины Бессона в широкий прокат превратилась в доподлинно культовый, массово-культурный символ. Да и весь «Пятый элемент», благодаря своей универсальности, естественной гармоничности и отсутствию показушной брутальности стал своеобразным эталоном. Причём теперь уже можно смело сказать — далеко за пределами своей жанровой принадлежности. Все злобные и коварные инопланетяне, от мерзопакостно-кожистых орков-мангалоров до местного «злобного гения» Зорга, при всей безбрежной агрессии и человеконенавистничестве, вызывают если и не улыбку и благосклонность симпатии, то уж не раздражение определённо. А наиболее безжалостно-отрицательный персонаж как раз здесь наделён автором формой чернильно-пепельного планетоида и по сути своей предельно неантропоморфен…

    …подводя итог, можно заключить, что Люк Бессон снял свой «Пятый элемент», конечно же, о любви. О настоящем, чистом и неподдельном величайшем из чувств во Вселенной. О Любви с прописной, в наиболее широком из возможных содержательных разумений. И, вместе с тем, о любви со строчной, в самом первоначальном её, личном, трепетном и для каждого совершенно уникальном, интимном смысле…

  • Страсти Христовы Отзыв о фильме «Страсти Христовы»

    Драма (США, 2004)

    …шокирующе-реальное представление главного библейского уложения…

    …«Страсти Христовы» Мэла Гибсона — это экранизация примерно двенадцати последних часов из жизни Иисуса из Назарета. Это глубокая, сложная, переполненная многочисленными внутрисюжетными отступлениями, многообразная и глубокомысленная двухчасовая киноэпопея, вдохновением для которой послужила Книга Книг, самое сокровенное писание для более чем одного миллиарда жителей нашей планеты. Это лента, которая ни в чём не смеет перечить священному оригиналу. Австралиец Гибсон здесь отнюдь не актёрствует, а совсем наоборот — блистает впечатляющими высотами искусства режиссуры. Он берёт в руки Евангелие и слог за слогом, строфу за строфой, аккуратно, трепетно и бережно, но поистине решительно и бескомпромиссно переносит из сакральных текстов на киноплёнку все ветхозаветные страдания и всю боль, целиком и до капли. Изображая в своём творении всё искупление и всё покаяние, которые во «Страстях…» обильными, нескончаемыми потоками с самого момента выхода в далёком теперь уже 2004-ом и по сей день омывают зрительские экраны, буквально перехлёстывая через край…

    …перед первичным ознакомлением, равно как и приступая к детальному анализу или разбору подотчётного творения Мэла Гибсона, стоит задаться одним предельно важным вопросом. С каким намерением вообще можно озадачить себя целью просмотра «Страстей Христовых»? Совершенно точно не для того, чтобы не тратить силы и время на молитвы и чтение Библии, нет. Экранный нарратив — не вполне то место, откуда следует ожидать настоящих и истинных духовных откровений. Здесь, в кинематографе, есть вольная пространственная вольница для приятного времяпрепровождения, получения острых и волнующих импрессий. Но вот как раз в таком, потребительском ракурсе лента и гарантирует искомый зрителем результат не просто на все сто, но даже и с лёгким, скользящим пресыщением…

    …и вот из них, из предоставляемых лентой выдающихся визионерских достоинств, и ещё из грамотного маркетинга, заслуг картины ничуть не умаляющего, а только лишь усиливая их, достоинства, и подчёркивая, можно довольно точно сложить для себя все составляющие настолько феноменального кассового успеха «Страстей…». Лента берёт из рукописного Ветхого Завета все события и предшествовавшие, и ставшие частью и сутью канонического библейского Распятия. Сдабривает рекомое необходимой дозой судьбоносных флэшбеков в прошлое общехристианского Мессии, и преподносит пред зрительские очи всё означенное предельно натуралистично и неизмеримо концентрированно. С редчайшей возможностью спроецировать все Христовы страдания на самих себя. Иисуса на экране подвергают настолько длительным, реалистично-физиологическим, болезненным и мучительным актам насилия, истязания и членовредительства, что без малого каждый вменяемый просмотрщик «Страстей…» ближе ко второй половине хронометража неумолимо начинает чувствовать на себе боль терзаемого Пророка. И если уж и не в полной мере как свою собственную, то на недостижимой доселе для обычного кинотворчества высоте. Безусловно, душевным мукам, сомнениям и метаниям Спасителя в картине Гибсона тоже уделено должное внимание. Но именно телесных страданий здесь всё-таки несоизмеримо больше. Камера практически впивается в чрезвычайно долгие и протяжные сцены с изуверскими побоями Христа римскими палачами-легионерами, выдавая ракурсы, исполненные одновременно гиперреалистичного натурализма и высокохудожественной театральности. Соединяя воедино ирреальный гротеск с всамделишними пытками. Невыразимой гипнотикой происходящего на экране лишая зрителя возможности окончить созерцание данного кошмара наяву и банально, по-человечески отвернуться…

    …по отношению ко всей ста двадцати минутной продолжительности «Страстей…» по эту сторону киноэкрана формируется стойкое впечатление, словно это документальные съёмки, невесть как сохранившиеся на протяжении более чем двух тысячелетий, случайно пришедшая в наше время запись прямого эфира с пыльных и раскалённых улиц Древней Иудеи. И здесь авторский замысел по внедрению в полотно картины древнесемитских арамейских наречий и языка имперской метрополии — латыни разворачивается во всей своей совершенной красоте. Переводя ленту из разряда просто отличного кинематографа на высшую оценочную ступень, крайне близкую к шедевральной гениальности…

    …«Страсти Христовы» оставляют ни с чем не сравнимое послевкусие, возбуждают в сознании незаурядные размышления. У Гибсона-режиссёра получилось создать не очередной религиозно-исторический блокбастер-боевик, но, да простится это сравнение глубоко и истово верующими, икону от кинематографа. Изумительно простую и невозможно убедительную. Иконописный эффект от происходящего на экране, от взглядов персонажей, словно сошедших с непреложных храмовых фресок, дарует ощущение смотрящему бесконечно двойственное. С одной стороны смотреть «Страсти…» действительно очень тяжело. С момента первого зловещего свиста тяжёлого римского пыточного хлыста и до финальных титров зрителя не покидает чувство, будто это не он смотрит в экран, но безмерно страдающая Богоматерь Мария печальным, медленным, осуждающим и всепрощающим взором вглядывается в самое твоё нутро. Обнажая всякие и любые пороки и страсти. А на стародавней Голгофе тем временем бесконечно долгих двенадцать часов кряду казнят и убивают её родного сына — прошлого, нынешнего и грядущего Иисуса Чудотворца и Искупителя. И если для кого-то всё увиденное послужит источником заново обретённой веры, остаётся лишь с облегчением и надеждой в сердце перефразировать одно из главных смиренно-христианских заповедей-изречений: неисповедимость путей Господних за все две тысячи лет после чудесного Воскресения ещё никто оказался не в силах отменить, либо хотя бы оспорить…

  • Про Любовь Отзыв о фильме «Про Любовь»

    Комедия (Россия, 2015)

    …симпатичный и радостный очерк о любви и для неё…

    …первое пришествие кинематографического калейдоскопа «Про любовь» москвички бакинско-ереванского происхождения Анны Меликян в минувшем не так давно 2015-ом — это, по сути, смыслу, форме, наполнению и направленности воплощённый на экране обезжиренный, осовремененный и сокращённый любовный книжный сборник «Декамерон» итальянца Джованни Боккаччо. Здесь новелл, конечно же, не под сотню — всего четыре, упакованные в ещё одну пятую — но и кинолента, и шедевр от литературы густо замешаны на весьма сроднённых постулатах органичной непосредственности, игривой гиперсексуальности и общего упоения самым прекрасных из человеческих чувств — любовью. Единственно что Меликян пожертвовала эпическим размахом в угоду прочувствованной лаконичности полдесятка лихих сюжетно-ситуативных увертюр…

    …чтобы сразу обозначить степень качества, можно отметить без обиняков — «Про любовь» решительно, необыкновенно, бесповоротно, неожиданно, окончательно и нежданно прекрасна. Вот именно в такой последовательности и никак не иначе. Картина Меликян ненормально и безобразно великолепна. Причём вышла она, лента, такой в первую очередь непрогнозируемо для своей собственной создательницы, которая в одном из интервью открыто признавала изначальную чисто коммерческую и меркантильную направленность «Про любви». По просмотру картина способна показаться сущей безделицей, пригодной лишь для коротания незанятого вечера выходного дня. Но по факту лента поглубже большинства контекстно-замудрённых интеллектуальных драм. И в этом её основной фокус — нарратив «Про любви» безупречно и выверено с равными усилениями функционирует на всех уровнях зрительского восприятия. Тут можно, например, разложить абсолютно все межличностные эмоциональные элементы на части и выловить философические авторские подмигивания. А можно чуть менее ста двадцати минут предельно реального времени элементарно прохихикать, получив заряд бодрости, веселья и отличного настроения. В современном коммерческом кинематографе, когда экранная продукция либо старается вытрясти из зрительской буйной головушки остатки мозгов, или же вычистить из мошны, кошелька и карманов все до последней копейки личные финансовые сбережения, подобная вольность выбора нынче на вес, практически, золота. Если не брильянтов…

    …структурный принцип «Про любви» вполне логично просчитываемый, легко узнаваемый и незаметно потребляемый. Внутри нескольких микроновелл с десяток косвенно пересекающихся персонажей с основной координатой центра розы ветров на семинарской лекции о сущности и природе любви, которую ведёт героиня Ренаты Литвиновой. Но в середине всякой коротенькой истории — самостоятельная мистерия, хотя и обстоятельства представлены наиболее рядовые, типичные и злободневные. Влюблённые косплееры (…Мария Шалаева и Василий Ракша…) спустя полгода общественно-любовно-половых встреч решаются на первое свидание без грима; японка-русофилка Мияко Симамура, нахватавшись по верхам русской культуры, приезжает в Москву чтобы найти себе настоящего, былинного русского парня; аппетитную и бедноватую секретаршу (…Юлия Снигирь…), на службе совращает состоятельный директор (…Владимир Машков…); а городской сумасшедший художник-протестант (…Евгений Цыганов…), встречается одновременно с двумя девушками без желания и потребности между ними выбирать…

    …в сумме дижестивных послевкусий — «Про любовь» тонкий, пикантный и смешной коктейль любовей, украшенный нарядной и глянцевой ленточкой микрокосма больших городов. Где всё экранизировано красиво, неглупо и умело. С игривым чувством, хорошей иронией и почти серьёзно рассказано и показано про всякое «то», и про практически любое «это». Как говорится: перемешать не взбалтывая, пить на расслабленном выдохе, короткими глотками и получать, получать, получать удовольствие с каждым новым сюжетно-вкусовым соцветием. Только начните, и пожалеть не получится ни на одну забугорную унцию и ни на единый отечественный грамм…

  • Две королевы Отзыв о фильме «Две королевы»

    Биография, Драма (Великобритания, США, 2018)

    …псевдо-историческая либерально-феминистская мелодрама…

    …британский архипелаг середины шестнадцатого столетия. На родину возвращается девятнадцатилетняя Мария Первая Стюарт, ставшая королевой Шотландии спустя шесть суток после своего рождения, в связи с трагической кончиной её отца, короля Якова Пятого Шотландского, которого до смерти задушила глубокая меланхолия, свела в могилу сильнейшая депрессия и окончательно доконала острая дизентерия. Овдовевшая молодая правительница, успевшая уже побывать ещё и владычицей Франции, будучи выданной за Франциска Второго Французского, преставившегося в возрасте семнадцати лет от гангренозного свища в царском ухе, активно претендует не только на свою законную державную вотчину, но и на сопредельный англо-ирландский трон. Притязания рыжеволосой государыни осложняются наличием на оном монархическом седалище живой и большей частью здоровой королевы Елизаветы Первой…

    …по нелепой случайной закономерности отечественного прокатного перевода, творение режиссёрши Джози Рурк получило странное поименование «Две королевы». Предполагающее, что внутри нарратива зрителей ожидает равноценное жизнеописание судеб сразу двух правительниц. Оригинальное название данной исторической мелодрамы — «Мария, королева Шотландии», каковое, предельно объективно и до непосредственности дословно передаёт всю суть авторского сценарно-художественного замысла. Ведь, несмотря на наличие в кадре сразу двух талантливых и выразительных молодых исполнительниц — ирландки Сирши Ронан в роли Марии и австралийки Марго Робби, изображающей Елизавету — львиную долю хронометража занимает именно история шотландской королевны…

    …и в самой ленте, и в реально существовавшей исторической действительности венценосные двоюродные сёстры вели противоборство не только в делах первейшей государственной важности, но и на более простецком, бытовом уровне. Соперничество затрагивало вопросы привлекательности, смекалки, хитроумия и даже степени успеха в охмурении избранников противоположного пола. Так что вмурованный буквально в историческую ткань сюжетного повествования феминистический манифест по сосредоточенному осмыслению не выглядит таким уж и надуманным. Большая часть предпринимаемых обеими девушками-правительницами шагов в картине легко может быть истолкована зрителем в угоду не столько действий взаимной конфронтации, сколько направленными супротив каждого мужчины обоих королевств. Обе носительницы именитых царственных фамилий на экране непрерывно мучаются и терзаются железными челюстями дремуче-средневекового мужского шовинизма. Это не считая обычных второстепенных страданий от естественных женских проблем: сексуального насилия, жестоких, надменных и бесцеремонных партнёров и бесконечной борьбы за равенство полов…

    …основной интригующий и сугубо положительный фокус «Двух королев» в том, что обе заглавные героини не принадлежат ни своему времени, ни царившим тогда нравам и порядкам. Персонажи ленты разговаривают со зрителями экстремально современным языком цифровой эпохи толерантности и торжества насильственной демократизации. Там, где их реальным историческим прототипам приходилось выворачиваться, хитрить, манипулировать и всячески жонглировать понятиями абсолютизации мужского главенства в существовавшей в средние века исключительно патриархальной нравственно-идеологической парадигме, кинематографические Мария и Елизавета открыто, прямо и естественно заявляют об отсутствии желания находится в полновесной мужской собственности…

    …и, хотя некоторые детали прямиком прорвались в «Двух королев» из современного координатно-идеологического стереотипного восприятия — лорд Дарнли, например, изменяет королеве Шотландии со своим итальянским референтом, а каждый второй, буквально, кадр переполнен чернокожими, азиатскими и арабской наружности персонажами — все эти «анти-анахронизмы» бережно растворены до приемлемой и не напрягающей прозрачной контурности во вполне себе захватывающей и убедительно красивой истории. В увлекательной сосредоточенности рассказе, который может и не повергнет зрителя в нежный трепет восхищения, но разочарования в затраченном на просмотр времени не вызовет определённо и наверняка. А великолепный дуэт двух талантливых актрис, роскошное костюмирование и отличная работа гримёров станет тому непререкаемым подспорьем…

  • Матч Отзыв о фильме «Матч»

    Драма, Спорт (Россия, Украина, 2012)

    …футбол, немцы, любовь и Украина; вам обязательно понравится…

    …на захваченной немецкими войсками территории современного украинского государства, тогда, в 42-ом называвшемся «Рейхскомиссариатом Украина», в граде Киеве вратарь и звезда столичного футбольного клуба «Динамо» Николай Раневич (…Сергей Безруков…) возглавляет культурно-спортивно-освободительную борьбу с нацистскими оккупантами путём регулярных и безоговорочных побед над аматорскими сборными подразделений армии Третьего Рейха и примкнувших к ним венгерских, румынских и словацких союзников…

    …реальный прототип безруковского героя звался Николаем Александровичем Трусевичем. И в связи с, гхм, некоторой фонетико-ассоациативной деликатностью особенностей прочтения данной фамилии, абсолютно неудивительно, что авторы и создатели превратили персонажа «Матча» в сопереживательно-нейтрального Раневича. Надобно также отметить, настоящий динамовский вратарь был фигурой в тогдашней футбольной жизни крайне заметной. Трусевич являлся, например, двукратный призёром чемпионата СССР: в 1936-ом и 37-ом годах соответственно. Принимал деятельное участие в выигрышном матче с общей сборной футбольных клубов Турции в том же 36-ом. И, кроме всего, в триумфальной победе национальной украинской сборной над парижским клубом «Ред Стар» в 1935-ом. И в том же году по результатам газетного опроса болельщиков на заданную тему «Футболист года Украины» занял почётное третее место…

    …что особенно приятно, режиссёр Андрей Малюков очень талантливо, аккуратно, дотошно и бережно воплотил в «Матче» не только тонко идеализированный образ героических украинско-советских футболистов, но и всё то, за что рядовой зритель и любит кино про Великую отечественную, любовь, фрицев и, собственно, сам футбол. Практически во всех отношениях лента получилась отменной и по качеству, и по реализации, и по наполнению. Да, пытливое, недремлющее, намётанное и опытное зрительское око предельно быстро рассмотрит все хитросплетения, перекрытия, шурупы и заклёпки авторской задумки. Но даже подобный разбор по винтикам и гайечкам подотчётной картины отнюдь не помешает любоваться, доброхотствовать, негодовать, топать во гневе домашними тапками и трогательно утирать невольно-скупую слезу умиления практически весь, без остановок и препинаний «Матчевский» хронометраж. Мастерски срежиссированный и чудесно актёрски сыгранный киноматериал с глубоким понимаем общих смыслов для кого и с какой целью это вообще сделано, безупречно отражается на конечном результате. И кристаллизуется в виде восхитительной двухчасовой кинематографической новеллы. По просмотру остаётся только, как говорится, «крякнуть» в кулак и просто признать: «Матч» 2012-ого — предельно крепкое и живое кино…

    …да, мелодраматизма порой на экране с перехлёстом. Да, присутствуют определённые сценарные вольности и допущения. Но за то, как поставлена драматургия и хореография каждой футбольной схватки, на все эти мелкие огрехи с радостью и спокойствием за внутреннего критика можно просто напросто закрыть глаза. Пронзительность и достоверность экранной истории футбольной команды киевских военнопленных под названием «Старт» даёт довольно чёткое представление размаха и масштабности совершённого вымышленным Раневичем, реальным Трусевичем и прочими спортсменами бесспорного подвига. Всякий раз, обыгрывая фашистских футболистов (…по факту — солдат вражеской армии…), отчётливо представляя, что спортивный выигрыш может обернуться для них если и не расстрелом, то уж не менее, чем ссылкой в концентрационный лагерь, они всё равно играли и выигрывали. И кто посмеет оспорить — это ли не настоящий и самозабвенный героизм? Не доподлинное ли мужество перед лицом всамделишной смертельной опасности? И в подобном эмоциональном смысле многим современникам от режиссуры стоило бы, наверное, поразмыслить над тем, нужно ли измерять патриотичность и воодушевлённость ленты про войну количеством и качеством сцен артиллерийских ударов или кавалерийско-сабельных атак. Ведь в «Матче» их, к величайшему, нет всех скопом и ни одной по отдельности. А эффект от соприкосновения и уровень сопереживания — выше многих и всяких похвал. Задумайтесь, господа режиссёры, в самом-то деле. А мы, зрители, в это время пока просто насладимся отменной картиной с простым и чётким названием «Матч»…