Прощай, речь

Прощай, речь

Оригинальное название Adieu au langage (Goodbye to Language 3D)
Альтернативные названия Прощай, язык, Прощай, речь 3D, Goodbye to Language
Год 2013
Страна Франция
Киностудия Wild Bunch
Жанр Драма
Режиссер Жан-Люк Годар
Сценарий Жан-Люк Годар
Продюсер Chioua, Brahim, Maraval, Vincent, Алан Сард
Оператор Aragno, Fabrice
Премьера 21 мая 2014 г.
Премьера в России 6 ноября 2014 г.
Время 70 мин. / 1:10

8.400 (5 голосов)

Рейтинг IMDB: 6.1 (0 голосов)

Главные актеры

Содержание

Семейная пара перестает понимать друг друга. Единственный способ общения — собака, которая, оказывается, вполне может стать переводчиком для людей, потерявших способность слышать и быть услышанными.

Трейлер

Новинки кино

Отзывы

  • Это такой арт-хаус, я вам скажу, что всем арт-хаусам арт-хаус)) Во время просмотра в рамках московского кинофестиваля некоторые вставали и уходили спустя первые 5-10 минут. По окончании фильма мы с подругой посмотрели друг на друга ошарашенно в немом вопросе: Что это было?? Мне было крайне интересно узнать, какова будет реакция богемы по окончании – не скажу, что слышала восторженные возгласы, скорее все выходили из зала такие же озадаченные и сосредоточенные.

    Сюжет. В наличии чисто номинально. Еще никогда просмотренный фильм настолько не отличался от представлений и ожиданий, полученных из прочитанной аннотации к фильму. Наверное, сюжет коротко можно сформулировать так: двое встретились, но никак не могли понять друг друга, пока у них не появилась собака. Хотя если честно, такой вывод тоже можно сделать весьма условно.

    Плюсы. Мысли. Множество мыслей. Необычная подача.
    Любимые цитаты (не дословно):

    Только свободные существа могут быть чужими друг другу. У них общая свобода, и именно это их и разделяет.

    Он: Два великих изобретения-это бесконечность и ноль
    Она: Нет, секс и смерть.

    Я Вам про свободу, а Вы мне все про дерьмо!


    Минусы. Фильм представляет собой разрозненные кусочки кадров, старых фильмов, природы, афоризмов и метафор. В какой-то момент стало казаться, что в конце концов мозаика соберется в одну стройную картину, но нет, не собралась.

    Фишка. Необычное использование возможностей 3D. Накладывание субтитров друг на друга. Иногда 3 D вообще пропадает и необходимо закрыть один глаз, чтоб в газах не двоилось. Самый впечатляющий момент - сцена, где, видимо, с целью подчеркнуть разрозненность и непонимание персонажей, экран делится на две части, и если закрыть правый глаз, то видно обнаженную женщину слева, а если закрыть левый, то видно обнаженного мужчину. Но невозможно увидеть их обоих двумя глазами сразу.

    Резюме. Фильм должен понравиться людям с философским и соцерцательным складом ума, способным наслаждаться фильмом как дивным стихотворением.

  • Однажды встретились два одиночества. Он и Она, Мужчина и Женщина, которым не нужны ни имена, ни явные приметы. Даже слова им не нужны. Прощай, речь! Их не любили, они не любили, но им захотелось в одночасье стать любимыми, хотя это и очень непросто. Но они нашли друг друга, чтобы стать если не единым целым, то хотя бы каждой по отдельности частичкой мироздания, которая плывет во вселенском вакууме. Плывет, постигая сущность окружающего ее мира, который враждебен, странен и невыносимо мрачен. Не будет невыносимой легкости бытия, ибо и бытия самого не будет. Прощай, мир!

    Последний по счету крупный полнометражный фильм мэтра французской «новой волны» Жан-Люка Годара «Прощай, речь» 2013 года является, пожалуй, самым ярким доказательством того, что трехмерный формат и авторское кино, исключительное по своему содержанию, и по форме, могут более чем крепко сосуществовать, играя на положительный профит друг друга. Впрочем, «Прощай, речь» едва ли можно втиснуть в тесные жанровые и синематические рамки, ибо Годар остается Годаром — изощренным экспериментатором и новатором, для которого оптика от Цейса служит входом в иной, потусторонний полисемантический мир, в котором достопочтенный масье есть и Царь, и Бог, отрицающий напрочь все то, что делает кино чистым развлечением.

    Рассказанный от лица твари и так бессловесной, собаки одного из главных персонажей фильма, «Прощай, речь» является, пожалуй, не меньшим, а может даже и большим экспериментом Годара со времени фильма «На последнем дыхании», который воспевал и бунт молодых, и исследовал человеческие отношения мужского-женского не с позиций фрейдизма, а с иной, более сложной философской диалектики, мешая несмешиваемое и создавая непривычный вид кино как такового, обыгрывая его формы и само содержание, делая и первое, и второе сугубо вторичным. Однако и не было голой идеи; по Годару, все образы, весь метафоричнеский ряд взаимосвязаны между собой и неотделимы друг от друга, являя цельно спаянный образчик. «Прощай, речь» даже в своем названии носит характер манифеста, вызова привычным кинематографическим нормам, отрицая не только нарратив, но и стандартный киноязык как таковой. Вербально ничтожный, фильм сосредоточен на неискушенной образности, на подчас иноприродном метафорическом и метафизическом визуальном рисунке, отрицая Логос как таковой. Впрочем, как и сюжет, начертанный предельно вскользь. Вместо живых героев, вызывающих зрительское соучастие — фигуры из мира снов, стерильные метафоры, служащие исключительно авторскому замыслу. Что по сути узнает зритель из этого нарочито фетишистского визуального набора, уделывающего Терренса Малика одной левой? Что у героев за плечами опыт брачных отношений, что они были неудачны, однако и их встреча обречена на провал, ибо нет точек соприкосновения; нет ничего общего. Сексуальные путы сильны, но не настолько чтобы оправдать предательство старых чувств. Впрочем, все это носит не более условный и необязательный характер для придания фильму зримой формы. Годар умервщляет в «Прощай, речь» десятую музу, даруя ей новое, почти буддистское перерождение, подменяя и отменяя кино как таковое, заменяя ее чем-то совершенно новым, еще более радикальным, чем Догма или та же новая волна, пиная своим эффектным 3D всех без исключения голливудских старателей, и доказывая, что кино это в первую очередь искусство, а не эксплуатация на низменном, жанровом, тривиальном. Магия кино в «Прощай, речь» обретает явственные черты метафизики, украшенной семантикой лирики, магия без привычных синематических приемов, ибо Годар изобретает кино в своем последнем фильме заново.

    Вместо лелушевской по духу истории любви — история глубочайшего апокалиптического и разрушительного человеческого взаимонепонимания, абсурдистской дискоммуникабельности, отсутствия не только слов, но и внятных мыслей. И при этом Годар буквально подавляет зрителей набором символов и фраз, требующих дешифровки и трактовки; в этом фильме совершенно не ощущается время, эпохи в нем смешаны, а образы при всей своей эклектичности — от Гитлера до Эйзенштейна, от Достоевского до Солженицына, от Фолкнера до Гюго — так или иначе ведут к финалу к единым закономерностям по Годару, что речь, как и кинематограф, мертвы, что все в этом мире записано на всевышнюю матрицу. А что же любовь? Если партнеры не слышат и не слушают друг друга, и каждый пребывает в своем уютном микрокосме — то и она мертва.